Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

«Хорошее общество»: Социальное конструирование приемлемого для жизни общества

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612689.01.99
«Хорошее общество»: Социальное конструирование приемлемого для жизни общества. - М., 2003. - 183 с. - ISBN 5-201-02/35-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/346598 (дата обращения: 30.11.2023). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российская Академия Наук 

Институт философии 

«ХОРОШЕЕ ОБЩЕСТВО» 

Социальное конструирование 

приемлемого для жизни общества 

Москна 
2003 

УДК 300.36 

ББК 15.56 

Х-82 

Х-82 

Ответственный редактор д.ф.Н. 8.г.Феt!оmона 

Авторы коллективной МОlшrрафии: 

д.ф.Н. и.н.Сuзе.\fскан (Ращсл 11, ГЛalш4), д.ф.Н. в.г.Фl!dОfllО(JG 

(ВlJсдсние; Ра:JДСЛ 1. 
главы 1, 2, 3; 3аКЛЮ'IСНИС), к.ф.Н. 

в.п.ВеРНСКlIна 
(Ра"J .. :Н:Л 11, 
глава 5), 
к.ф.Н. 
В.Б.В.шеона, 

Е.г.Вергаюва (8 соавторствс) (Раздсл 11, 
глава 6), 
к.ф.Н. 

н.н.Ле6f!дева, (РаЗДС,l 11, глава 8), н.н. Кобе./ен (Раздсл 11, глава?). 

Учсныii секретарь н.с.Пеmренко 

НаУ'IНЫЙ рсдактор к.Ф.н. н.н.ЛеОf!дена 

PeuelIJeHTbl: 

доктор ФII.IОС. наук л.А.Бе./нена 

доктор филос. наук в.и.Аршuнон 

доктор филос. наук Т Ф. Кузнец()ва 

«Хорошее общество»: Социальное конструирование приемлемогодля жизни общества. М., 2003. 182 с. 

ДJННШI монографии lIосняшсна iIIl,СlIlЗУ _СIЩИaJlhlюm конструирования р.:,tлЬНОСТИ', IIOСРС;КТВО\\ фИ'lософСКОПJ У'ЩСТИR П ftaШЮНaJIЬной :lIICKYCCIIII о т.,\I, как сдс.ы 11, Н<lШС обшес 1110 хorЮIIIlI"\I. HpIIC"\I:IC
МЫ.\1 11.;111 Жlt:lllll. '!ТО нужно для тою, 'lТобы XOpOlltllM БЫ;1 '1t:;ЮUСК. ТсрМИII .хороtllиij., IIУЖ.l<1СТСR 11 
фШlOсофскоij нро(iЛС\I<1I"И"JаtlИII. 
1 ЮС 
К,ЫI,K'" 011 IIlю{iilС\I,IТIВIIРОllан са~юii ЖIIIIII,КI. 1111 IЩIIО 0[,111<:<:1110 

II~ МОЖСI L.:YII1t:L:"1 BOIIaI 1, "l'J 1~lto.:OI() 11I1t.:ПII~rl;1 !rIi.at...: t\O;I .. ll'KIHIIIII,11.: IIРС.[C"lalblCIIIISI. IIlкобl·IIIЮСПI IIIJ fiil"JOBbl\1 IIOIIРШ:<I\I. AIII<!pl.1 <11"1.:111 нtPYKJI 

"JMII~IPI1'I~~K()C !:О;lСРЖ<lIllIС. ItОРМi.lПIВllblIi ~1 
IСЩJСIII'1С~t.:~lii 'ICIII:KII~ 

IIроБJlС\IЫ ~хорошеl-О общеСТllа". PilCC\I<HPIIII""'H II"JаIIМООТlЮШI:IIII<: 

лвух КOIщсnтов _хорошего человеК,I" 11 ,. ХОРОIIIС 1 О 06I1lCCTlliI". В \10
IIОГI'Щф~IИ оБОСIЮ8Ы8i1ется методология работы с JтtfM11 KOllllcrlТaMIf 

как у'шстие в дискурсе, устанаВЛl1l1аюшем ВJШIМО<lП/ОШСllllЯ нау'нlOr-o 1\ НIIСIШ)~IНОГО соllи<с1ыl-гу\\iIнитарfюI о 3I1<1НИII. 

ISBN 5-201-02/35-2 
@ ИФ РАН, 2003 

Введение 

Данная монография 110СВSlшена СОUИШJЬНОМУ КОНСТJ1уированию 

ПРllемлемого для ЖИЗНII, хорошего обшества. Рассматриваются два 

пути РУПIIНlЗНUИЯ Х<Jри]матических идей (на примере конuепuии 

протестантской :JТики М. Вебера) и изменение обшесТlШ череJ фор\Н1рование коллективных предстаRлений посредством применения 

II<IY'llIbIX и философских идей, включенных в наuиоН<UJЬНЫЙ дискурс 

и отвечаюших обшественному настроению (на при мере идеи и конIlспта «хорошее обшесТlЮО). ПРИНUИПIIШlыюе различие между ЭТI1
\1И "утями состоит В том, что первый сложился как органически
11ННОВ;IUИОННЫЙ, второй же рассматривается как мысленный просп. Когда говорят о «проекте модерна.), Т.е. проекте перехода стран 

Jаllадной EBPOlIbl И] СрелневеКОВЫI в Новое время, ИСПОЛЬJуют метафору. Проекта не было. Были три великие революuии Ренессанс, РеформаllИЯ 11 Просвешенис, которые, безусловно, были идейно подготовлены, 110 сформировали COBpeMeHlloe обшество (Запад 

в его КОНLlеrlТуалыюм J11aчеН1I1I и фактическом содержании) естеСТllенноисторически. ПРlIменеНllе же конuепта «хорошее обшесТlЮ') 

несет в себе проектное начало, направленное на преоfiраJОШlНие 

СОШНUJьноii реальности. 

Философские и научные знания работают совместно с вненаучным обыденным и спеШНUlизированным знанием. Причем, способ 

подключения науки к решению практических задач очень непрост. 

"Если в древнем и средневеконом Китае император ПоднебtСIЮЙ 01"
lIеЧ,UJ]а все «IОтысяч вешей", находяшихся в империи, и ОТВСЧШl]а 

недород, засуху, дожди It пр., если в Средневековой Европе католи'Iеский свяшеlНlИК брал на себя ответственность '3а спасение души 

вверенных ему духовных «чад·" то человек ХУ" в., испытавший импульс РеформаUIIИ, был горащо скромнее и трезвее: он брал на себя 

полную ответственность только за себя самого, лишь за содеянное 

своими рукам" ИЛII cBoeii мыслью. Брать всерьез OTBeTCTBeHIIOCTb за 

то, что создаllО не 11М, -- он полаг,UI самонадеянной дер'ЮСТЬЮ 11 обмано\\ сеБSl 11 других.), Ш1С,UJа историк науки Л.М.КосареRа
l
. 

Очевидно, что к KOHUY ХХ века эта скромность в определении 

степени участиSl соuиальных теоретиков н соuиокультурных делах 

доходит нередко до fiе30ТllеТСТRенности I11-'Ы господства над лично~тью абстrактных aHOHI1~'HbIX сил науки с е(: оrгаНlпаLlИОIIНЫМI1 

структурами и ЛОМИНИРУЮШИМII во]]реНИЯ~1И господствующих школ 

11 направлениИ. Задача ученого СОСТОI1Т IfС '] олько В IlРОИЗRодстве но1101'0 Jнании, д()ставлSlЮЩСГО нам новые н()]\южности, но И 11 rазру
3 

шении фиктивных ожиданий обыденного сознания, сферы управления, политиков. Эта очистительная и самоочистительная работа 
неотъемлемая черта ответственности ученого, за которой только и 

следует задача поисков возможного. Проблематизация реальности и 

проблематизация собственной жизни, жизни каждого человека составляет одну И3 задач философии и науки. 

За что же может взять на себя ответственность ученый в области наук об обшестве в ХХ( веке? Этот вопрос оказывается неожиданно сложным, т.к. ожидаемое от науки «расколдовыоание мира» 

(М. Вебер) сегодня трудно осушествить: мир расколдовалея сам, обнажив свою упрошенную потребительскую. гедонистическую и эгоистическую сушность. 

Наука в сегодняшней России не ]аНlIмает места, отвечаюшего 

потребностям времени. В особенности это относится к СОl1Иальногуманитарным наукам. Доверие к здравому смыслу преобладает над 

научной квалификаl1ией и компетенцией. Со стороны представителей естествознания раздаются прюывы передать деньги «настояшей 

науке». высказывается мнение. что социально-гуманитарные науки 
это что-то вроде «блошиного рынка», на котором ишут нечто особенное. Такое направление есть и имеет свои ДОСТОИНСТВа. Тем не 

менее, послевоенное «немецкое чудо» это проект ордолибералов, 

приведший к реформе Эрхарда, которая вывела страну из кризиса. 

«Японское чудо» это проект японских социологов, предложивших 

в 50-ые годы после неудач либерализма (даже под контролем американских оккупационных войск) исполь]оватьтраДИllионные коллективистские структуры, коллективную продуктивность (как это на]ывает A.A.Kapa-Мурза), изменив цели государства (обяза" его отказаться от милитаристских целей). «Третий путь» новых лейбористов в 

Англии, в Германии r.Шредера и других странах следствие примснения концепции известного социолога Э.Гидденса, который выступил как теоретический наставник т.Блэра, а также Ю.Хабермаса. 

Доклад Ю.Хабермаса на ХХ( Всемирном философском конгрессе" 

Стамбуле (август 2003) свидетельствовал о "лиянии его идей на П03ИIlИЮ Г.Шредера по вопросу о войне в Ираке и американской гегемонии. В конце концов, радикально-либеральные реформы в России 

тоже начинались с теоретической модели, но не оказались успешными, Т.к. в отличие от приведенных выше проектов не имели связи с 

вненаучными взглядами людей, их опытом и их культурой, выражаемыми такими представлениями как «порядок» В Г~рмании. «коллективность') И «коллективистская трудовая этика» вЯпонии. «гражданское об шест 
во·) в Англии. 

4 

Рассмотрение проекта «хорошее обшество» предлагается нами 

как теоретический при мер, возможный вариант подхода к позитивным изменениям нашего общества, с использованием идей которого могут быть найдены и другие подходы. Концепт «хорошего обществм привлекает нас укорененностью в российской реальности, 

в повседневном С0'3нании людей, своей несомненной отнесенностью к морали, справедливости, что по основополагающей значимости и ценностным ориентациям в России эквивалентно «порядку 

немцев», «коллективной продуктивности» японцев, «гражданскому 

обшеству» англичан. 

Термин «хорошее обшество» может вызвать вопросы и даже недоумения. Причин несколько. Одна из них состоит в том, что терJ.fИН «хорошее общество~ не воспринимается как научный или философский. Он представляется термином обыденной речи, публицистического текста, в лучшем случае этического трактата. Этот взгляд 

справедлив вне контекста социального конструирования реальности, суть которого мастерски описана в работах Э.Гуссерля, А.Шютца, 

П. Бергера, Н .лукмана, А. 8ендта и других исследователей. Особенно 

в КРИ'3исные периоды, в эпохи трансформации, когда изыскиваются 

новые концептуальные средства, соединяющие представления повседневности с научными и философскими идеями, появляются понятия, статус которых являетс>! новым. Это понятия дискурса. Оно 

означает длительную и серьезную дискуссию между людьми по некоторому вопросу в устной или письменной форме, осуществляемую в 

определенном контексте. Научный, философский дискурс отличается тем. что за ним также стоит некоторый контекст, реальные проблемы, обсуждения, которые ведутся и вне науки или философии. 

«Дискурс это социально обусловленная организация систем ы речи, 

а также определенные принципы, в соответствии с которыми реальность классифицируется и репрезентируется в отдельные периоды»2, справедлино отмечает Л.Судас. Сегодня это «модное» В философии слово употребляется во многих значениях, часто даже с целью подчеркивания элитарности высказывания, герметичности 

дискуссии, эзотеризма, причастности к особенному видению, но чрезвычайно редко в основном значении: как такое (по определению) 

обсуждение проблемы!) философии и науке, которое не может игнорировать дискуссии ПО данной теме в сфере повседневности и в ряде 

специализированных областей деятельности и знания. Иными словами. дискурсом вданной книге мы называем оБСУЖдение проблемы 

в философии, науке и, одновременно, за их пределами. Действительно, имеется национальный российский дискурс по вопросу о хоро
5 

шем, прие'I_-I\::МОМ iUHI ЖII3I1II u6ществ~, который, на наш IIJГЛИД, философ не может игнорирuвать_ ABTOPCКlIII коллектив труда как Р<в 

и'mестен научному сообшсству тем, что решает СОШI,l~hные проб_1емы в еДl1нстве научного и Imенаучного знания, 
KOCLa фи:юсоф обрашается к I1р{)6ле~IaМ u6шества, его 1I0:LCTepCI'aCl OllaCIft1C'lh llOКlIHYTb свою IIРОф~ССllОнальную 06ласТh, Он еше 
cllocouell Уil.еРЖ<1Тl,СЯ в рамках СОШIШlhllOi1 философии \111Н ФIl.l10СО'11101 ГЮ:IIIТIIКII. филосuфии КУЛЬТУРЫ, но часто, как ТОЛhКО каС<lется 

СОШlа,lЫЮЙ РС,L'lЫЮСТИ IIЛИ актуШlЬНЫХ IIроблем, стаНОВИТClI II[ЮО{! 

СОJllIOЛОГОМ, ПО,'II1ТОЛОI'OМ ИЛ И КУЛЬТУРОЛОГОМ, теряет ypOBelll, предеJlЬНОЮ характера своих обобшениii и их метафlоический характер, 

Наша :mоха называется Ю.Хабермасом nосmмеmафIlJIIЧ{'С"КОИ. Те\! 

не MCllce, 011 IОВОРИТ о сомнеllИИ ('lllIpeJlI10CblJIKaX IIOСНlетафll'НIЧ~СKOII) \lышлеНШI» и рекомендует в качестве ШII;Н:РННПIIIЫ IIcpccTpoii
ку ,<оснований мора.ли с позиции J/Щ/КIi ншj(/» (курсив наш. -- Авт.) на 

прочном онтологическом Фундам~нте»'. Согласно Ж.БОДРIfЙЯРУ, потреБНОСТh В 'Ilетафll'3ике прервана господсТlЮ\\ такой нера'3ЛИЧlIмоii обШНОСПI ЧС_"0вечеСКIIХ е,'ЩНИU как масса. В своем ОТlюшеlННI к nOI}' она 

интересуется TO:lbKO РIПУ<UlO~l, внеШIJII\аl ПРIПIJaКШ\lИ веры. «И дело нс 

в том, чт() онн (массы. Авт.) не смогли выiiти к высшсму свету рсЛlнии, OНlI его проигнорнровшн1. 01111 не прочь умеретьш ве[1У,Ш 

спятос дело, '3а I1дола. Но трансuеllДСНТIIОСТЬ, но свя]аllllЫС с Heii напряженное ожидание ... отсроченность ... TcpneНlte. аске JY то высокое, с чего начинается религия, ОНI1 не ПРИIнают. UЩКТlЮ БОЖIIС lL1Я 

масс вссгда уже 'JapaHec сушеСТlювало ыесь, на земле в ЯJычсс"оii 

И\1маНСНТНОСПI икон, в Сllектакле, КОТОРЫН устроила 111 него иерковь, Неверosпныii отход от СУП1 PCJIIIГlIO'3llOrO. ,Массы раСТВОРИЛI1 

реЛИГI1Ю в ПСРСЖИВННI1И чудес и представлеllиii это сдинственныii 

И\ РСЛI1Г1IОЗНЫП опыт,)4. Исчезаюшее, таКИ~1 обра'юм, в двух СВОI1\ 

ПРШIВЛСIНIНХ и в обращениll к '11!.1Ове'lескому роду, и в обращениll к 

Бо.',I', траНСILСIIJlснтное, ПРI1IЮДИТ к тому, ЧТО философ не ставит больше метафИ'3I1ЧССЮIХ вопросов. Нас волнует не чистота ЛИСLlltIJЛlIнарной принаШlеЖНОСТI1 в сегодняшнюю :JПОХУ меж.iН1СUИП:НIнарноспt, 

когда МЫ поднимаем вопрос () роли философа в IIO)HaHIIII 06l1LесТlШ. 

но потеря Сllособности фИЛОСОфИI1 вмешаться в СIIОР, llOДНЯТЬ его lIа 

уровень трансцендентНblХ 11 mрансценrJеНIIltJ.1ЬНblХ определении, универ('{uui, '<I'~'1bm)pbI, СIIМ/ЮilLlческого универсума, картины мира. Поэтому 

мы ПЫ'I<tС:\IСЯ приюпь участие в Н,ЩI10Н,LIЬНОI\1 рuссиiit:"О\1 JlIlcKypce 

O'J НОСИI сльно хорошего ()бlllества в Ka'leCTBe фl1:lOСОфОIlII':III. II() K[1aiiHcii ~Icpe, СOIшальных фl1:ЮСОфОВ. 

Однако с./едуеm вторие вО1раж'ение: для одних хороши;.t яв./яеmся 

идно. а д./Н другllХ другое. Ниже мы покажем, что широкиii спектр 'JН<IllеНIIЙ характерен и неИ'3бежен дли повседневности и сужается только в спеuиа.'1I1ЗltроваНIIЫХ областях J\,tышления и деительности. В сушности, В своей совоку"ности они создают символическиu универсум 

ffсего многообразия ист(ы,,:ованuи ХОРОUlе,'о общества. даж'е f/О,lярные 

трактовки не могут быть "РОllгнориронаны в Л/lOМ УНlIнерсулtе. как это 

в общей форме было "оказано П,БеРlером 11 Н,Лукманом. И то, что 

ра]личные точки зреllИИ могут быть ВЫР<lжены на одном ЯJыке. со:~сржит IIOTeHUltUJI сближении, ТlIПИ'jaLlIIЮ хорошсго. Т.е, сго О·I.Вlчие 

от того, '110 хорошим не явлиетси, 

Кроме того, аН<lJ1И] (.хорошt:Го обшества,) можст быть :JлtllUРll'tес"И убеdите,/ьным, nостроенны.И на оuьел:mивных факторах, 1/0)Н(UЯЮЩIlХ судить о качестве Ж'И:JНlI и состоянии общества, К числу таких 

факторов относитси продолжительность жизни, IIОК'l]ате.1И рождаемости и смертности, количество самоубийств, убийств 11 КРII~IИII,IJIЬного наСllЛИЯ, ЭКОIЮМИllеское положение (уровень БС'3раОоТlIUЫ. доход на :\ушу H<lCeJleHIНI, Н<Ulllчие или отсутствие бедности. П);IO,Ы. сто
11\IOСТЬ образования, медllUl1НЫ, размер пенсиЙ. 
1IOI.:06иi1, 

обеспеченность ЖИ.1ьем, роль страХОВ<lНИЯ, меДИUИНСКIIС 11 
СОllllальные ВСПОl\lошеСТВОВ<lНI1И 11 пр,), качество соuиума (ДОСТУII 1'- обраюванию, Н<Llичие веРТИК<Ulыюii 11 ГОРИЗОIП<UlЬНОИ l\юБИЛЫЮСТlI, соuиалыюй политики, ПР<lВОIIОЙ защиты, должного качества окружающей среды). качсство Н<lселения (отношения к HapKOrl1Kal\1 и 
lLl когол изму, трудовые I\IOТlIIШUИИ, наличие ПОЗI1Т11IIНЫХ YI.:Tpel\I lеНIIЙ 

молодежи, отсутствие аllОМIIИ uеИИОСТНОI'О вакуума 11:111 
IMC~Or,1 ClСОIШIННI uенностей, IНlТальность, сохранение IщеIlПIЧIIОСI·II. спо1.:061101.:'1'1. IIJMCIISlТhCH) 11 11[1. ТаКIIС IIССЛСJ\ОIШНШI C'cТl •. И\lСIОН'SI 110
111.111'-11 OIlPI.:J\C;II.:IIIHI pl.:ii 1111I1'a \OPOIIII\\ 061111.:I.:ТII. 1 ;\1.: 11,1 IIl.:plIl.IL· ~ll·L." 

1<1 III.IХОЮIТ НОРIII.:IIIИ 11 
ФIII1J1SIII)IIНI. Jап:м I.:.'IC.'!YCT Kalla:!". IIOCII.: 
KallaJlbl США В ШlllllOН рабml.: такиl.: IIССJlI.:JlOllаllllИ 111.: "РОIЮ:\НТСН 

как ВЫХО,~SlШllе 3<\ пределы нашеii КОМIlС'теи ПIOС111. НО са~1O IIX наличие и перспективность I1Х проведениSl ГОВОРSlт о IЮJ\IОЖНОСТИ 

оЦt:нки реального СОСТОЯНIIЯ общества с ПОI\ЮШЬЮ КОНLlеГIUlIИ хорошего общества, свuдете,'/ьствуют о НО.llI'/ИИ за субьеКflltlННЬШИ tJperJ
сmавJIСНИНМU о нем обьективноu реальности строго фuк('uруе.\th/Х черт 
U факторов. Это позволяет деполитизировать оценки и устранить 

БС'сконечность идеологических 11 мировоззренческих ClIOpOB. где 

каждаSl l1З сторон говорит О своих успехах, но не говорит о недостатках, Например, марксисты и ИI.:О:1ибералы в этом плане I\lало '11.:\1 

отличаютсSl друг от друга. 

7 

в данном исследовании основное внимание уделено роли концепта «хорошее общество» в социальном конструировании реальности, 

при котором он объединяет объективные и субъективные представления об обществе. Авторы обращаются также к наиболее трудным 

ДЛЯ анализа аспектам нормативному и теоретическому. Это дает 

некоторую возможность преодолеть кажущийся очевидным моральный релятивизм оценки общества в качестве хорошего и ввести социальное, моральное и теоретическое ограничение в многообразие 

его трактовок. 

Третье возражение касается того, что в широко применяемом на 

Западе английском термине «Good Society», успешно использованном 

Дж.ГелбреЙтом и многими другими исследователями, «Good» как характеристика «общества благоденствия», nонятие этики Шlи антитеза радикШlЬНОМУ л иберШlиз.му, отрицающему общее Шlи общественное благо, не может быть nереведено на русский язык как «хорошее общество». 

Действительно, английское «Good» в качестве прилагательного и в качестве существительного имеет чрезвычайное многообразие значений. 

В ряде словарей оно обозначается как: то, что много выше среднего, 

достигшее высокого уровня, приятное, имеющее приятные, желаемые 

качества, находящееся в отличном состоянии, прекрасное, целостное 

и пр.5; соответствующее высокому качеству или стандарту, способное 

делать что-либо хорошо; обладающее необходимыми качествами, 

разумное, подходящее, способное производить результат или создавать желаемые условия, удобное, честное, морально правильное, соответствующее правилам, социально корректное, счастливое или приятное, привлекательное, здоровое, дающее преимущество чему-либо, 

неиспорченное, то, что может быть легально использовано или официально принято, занимающее высокие и уважаемые позиции. надежное, :,шнершеннос и ТЩLlТСЛЫЮС и др."; обладающсс IIbIl:OKIIM ка'lССI'IЮМ, 

стандартом или уровнем, обладающее способностями, успешное. обоснованное, точное, желанное, приемлемое, правильное, то, что улучщает и дает вознаграждение, то, что считается правильным в соответствии с моральными стандартами или религиозными верованиями 

и пр.7 . Отметим, однако, нечто другое, более важное для нас. 

Если бы некто на Западе был вдохновлен русским словом «правда», он скорее всего (если бы не специализировался в изучении России, а просто начал работать с этим понятием), истолковал бы его 

как истину повседневности. В русском же языке и российском контексте изучают правду-истину и правду-справедливость. Сомнительно, чтобы второе значение представилось интересным западному коллеге. Это значит, что термин российского дискурса был бы переведен 

8 

им на язык своей реальности в большей мере, чем просто на английский язык. Примерно то же самое происходит с нами: обратившись" 

термину чужого языка в совокупности его повседневных и теоретических значений, мы переводим его не только на русский язык, но на язык 

значений нашей реольности. Термины английского языка «Good» и 

«Good Society» используются нами в переводе «хороший», «хорошее 

общество» и некоторых других более специализированных значениях для обсуждения нашей социальной жизни. Он используется как 

намек на то, что нужно поискать возможность, как говорил Фихте в 

работе «Замкнутое торговое государство» (l800 г.), «помыслить общество иначе.), чтобь\ выйти из заколдованного круга его возобновляющихся противоречий. 

Российские ученые охотно используют термины западных социальных наук, поскольку задачи модернизации включают в себя освоение мировой науки. И, вместе с тем, ощущается, как российская реальность переплавляет многие западные представления в нечто другое. Так, постмодернизм в России близок к архаике. Сложная схема 

структурно-функционального действия Т.Парсонса (AGIL) (адаптация, достижение цели, социальная интеграция, сохранение культурного образuа) сводится в трансформирующейся России к адаптации. 

Значит ли это, что Россия отстала, что ей надо модернизироваться 

до уровня, при котором западные концепты могли бы объяснить происходящие в ней Процессы. В некоторой мере, да. Архаика учитывается постмодернизмом лишь как наиболее ранняя часть потерянной 

при модернизации Запада традиции, которая сегодня встраивается в 

постсовременный мир, дополняя меняюшуюся современность. В России же без этого «пост» (после современности) архаика начинает доМШIlfРО/ШТЬ. Сведение общества к адаптации, присушей как выжи11,1111110. 10110; 11 0f)(1I alll~·IIIIIO 
J1IIYM Ol·IIOIIIII,IM P0l"l:lliil"Io;IIM формам 

жн JIIII IIpCJll: lallJHIl: l' l:o(lOii О[,ЪСIo;ПIIIIIО IIрtНIl:ХОЮIЩСС IIpCJll:JlI.lIOC 

YIIPOIllCIIIIC l:()lll1aJl"'lO~i РСaJlI,IIОl:пt, чрсватос ПIЖСJlЫМИ IЮl:JIС1КПЩями. Перенеl:ение Н<l нашу почву экзальтации по поводу гендерных 

проблем (когда более образованное и численно преобладающее женское население не имеет представительства и веса в обществе), федерализма (при низких финансовых возможностях наших провинций 

и при том, что многие наши губернаторы как будто сошли со страниц 

Н.Е.Салтыкова-Щедрина) принимает подчас комический вид, ибо 

это вопросы культуры, а не незамедлительных акций, решений и 

постановлений. Ситуация в этих сферах свидетельствует как о нашей 

отсталости, так и об особенностях культуры, определяемых этой отсталостью. Но, как говорил Н.А.Бердяев, специфика России не определена ее отсталостью. 

9 

Легко видеть наличие других проблем, которые решаются Россией и Западом по-разному в силу культурно-исторических и СОШIальных различий, не определяемых ОТСПL10СТЬЮ России. Так, понятие достижительности т.П<lрсонса. говоря шее о целе-рационалыIOСти 3аП<lда, его направленности на ПОЛУ'lение результата, вряд ли прямо 

применимо к России с ее преобладаюшей ценностно-рациональной 

ориентацией. Однако коррелятом этого термина может быть РОССIIЙское понимание победы, победного чувства, которые сегодня T<lK же. 

как и «хорошее обшесТlЮ», являются частью шшионального дискурC<l. в котором участвуют философы~. Более понятной дЛЯ ГР<lждан 

России является «удача», <l не западный «успех»9. Другой при мер: спор 

между англичанином А.Кене и российским ученым А.с.Ахиезером. 

Он касается политических и социально-культурных аспектов российской истории lО
• Там, где англичанин видит только различие. разнообразие и плюрализм, российский ученый видит противоречие, раскол. несовместимость. Речь в дискуссии идет о социальной разнородности в России, которая столь неодинаково воспринимается. 

Возможно, западной науке недостает некоторых понятийных средств, 

подобных понятию «раскол», которые наш ученый (западник!) вынужден изобрести дЛЯ описания российской реальности. Эта инновация столь понятна незападному миру, что иначе как расколом описанное «социальное И экономическое многообразие», существующее 

сегодня не только в России, но и в мире, не назовешь. Полагаем, что 

это еще одно оправдание nонятию «хорошее общество», которое характеризует традицию, но так же и сдвиг, состоящий в том, что цели 

дости.жения идеального общества перестали ставшnься. Ведь лучшее 
враг хорошего.