Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Исторический роман ХХ века («Кремлевский холм» Д. И. Ерёмина)

Покупка
Новинка
Доступ онлайн
89 ₽
В корзину
Учебно-методическое пособие посвящено анализу проблематики и поэтики русского исторического романа ХХ века. На материале романа Д. И. Ерёмина (1904-1993) «Кремлевский холм» рассматривается художественное воплощение национально-культурных мифов и архетипов, формирующих идейно-философскую, этико-эстетическую, ментально-психологическую, социально-политическую «картину мира» читателя как субъекта исторического процесса, исследуется феномен исторического сознания и исторического познания в их диалектическом единстве. Пособие предназначено для студентов-бакалавров и магистрантов гуманитарных направлений подготовки, а также является содержательным модулем дисциплины «Историческое сознание в русскойлитературе», изучаемой аспирантами по направлению 45.06.01 Языкознание и литературоведение, направленность: Русская литература.
Урюпин, И. С. Исторический роман ХХ века («Кремлевский холм» Д. И. Ерёмина) / И. С. Урюпин. - Москва : Директ-Медиа, 2020. - 92 с. - ISBN 978-5-4499-1675-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1984065 (дата обращения: 05.02.2023). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
И. С. Урюпин 

Исторический роман ХХ века 

«Кремлевский холм» Д. И. Ерёмина 

Учебное пособие 

Москва 
Берлин 
2020 
УДК 82.081  
ББК 83.3 (2Рос=Рус)6 
У68 

Рецензенты: 
Малыгина Н. М., доктор филологических наук, профессор, 
ведущий научный сотрудник  
(Институт мировой литературы им. А. М. Горького РАН); 
Солдаткина Я. В., доктор филологических наук, профессор  
(Московский педагогический государственный университет) 

         Урюпин, И. С. 

У68   Исторический роман ХХ века («Кремлевский холм» 
Д. И. Ерёмина) : учебно-методическое пособие. — Москва ; 
Берлин : Директ-Медиа, 2020. — 92 с. 

ISBN 978-5-4499-1675-4 

Учебно-методическое пособие посвящено анализу проблематики 
и поэтики русского исторического романа ХХ века. На материале 
романа Д. И. Ерёмина (1904–1993) «Кремлевский холм» рассматривается 
художественное воплощение национально-культурных мифов и 
архетипов, формирующих идейно-философскую, этико-эстетическую, 
ментально-психологическую, 
социально-политическую 
«картину 
мира» читателя как субъекта исторического процесса, исследуется 
феномен исторического сознания и исторического познания в их 
диалектическом единстве. 
Пособие предназначено для студентов-бакалавров и магистрантов 
гуманитарных направлений подготовки, а также является содержательным 
модулем дисциплины «Историческое сознание в русской 
литературе», изучаемой аспирантами по направлению 45.06.01 Языкознание 
и литературоведение, направленность: Русская литература. 

УДК 82.081 
ББК 83.3 (2Рос=Рус)6

ISBN 978-5-4499-1675-4  
© Урюпин И.С., текст, 2020 
© Издательство «Директ-Медиа», оформление, 2020 
Введение 

Жанр исторического романа — один из самых продуктивных 
жанров мировой литературы, уходящий своими корнями 
в глубину античной культуры. Однако, несмотря на 
поразительную популярность у читателей и исследователей 
всех времен и народов, исторический роман остается наименее 
изученным прозаическим жанром. Этот парадокс, видимо, 
объясняется самой природой исторического романа как формы 
самосознания народа и личности, в каждой конкретной временной 
ситуации приобретающего неповторимые черты и 
свойства. А потому исторический роман ХХ века — это роман 
испытания — «апробирования» в условиях реальной действительности 
и на материале минувших эпох — той или иной 
глобальной, судьбоносной идеи, концепции развития государства 
или всего человечества, моделирования — реконструкции 
прошлого с позиции настоящего и даже будущего. 
Предлагаемый спецкурс посвящен не только и не столько 
динамике жанровых процессов и статике жанровых канонов в 
исторической прозе ХХ веке, сколько уяснению ментально-
психологических, архетипических, мифопоэтических особенностей 
мировидения художника, создающего панораму чрезвычайно 
важной для национального сознания исторической 
эпохи. Такой эпохой оказывается ХII век — время основания на 
Боровицком холме Залесской окраины Киевской Руси новой 
крепости — Москвы, которой суждено в веках стать центром 
самобытной русской цивилизации. На примере романа ныне 
совсем забытого писателя Дмитрия Ивановича Ерёмина (1904–
1993) «Кремлевский холм» предлагается осмыслить сущность 
национального исторического сознания в его диалектическом 
единстве с историческим познанием, определяющим горизонты 
и перспективы русского мира. 
Главной целью пособия является раскрытие идейно-
художественных, 
этико-эстетических, 
философских, 
исто-
риософских, политических, социологических закономерностей, 
отчетливо обнаруживающихся внутри жанрово-типологической 
парадигмы русского исторического романа ХХ века. 
Для реализации данной цели предлагается решить следующие 
задачи: 
— определить содержательную наполненность понятия 
«исторический роман», дать его точную характеристику (дефиницию); 
— 
осмыслить круг проблем, художественно решаемых в 
русской исторической романистике ХХ века, указать магистральные 
темы и образы; 
— выяснить эстетические и структурно-типологические 
особенности русского исторического романа ХХ века; 
— на материале романа Д. И. Ерёмина «Кремлевский 
холм» предложить методику системно-целостного, поэтико-
философского анализа русского исторического романа ХХ века. 
Данное пособие представляет собой цикл лекций и практических 
занятий по дисциплине по выбору вариативной 
части учебных планов образовательных программ бакалавриа-
та / магистратуры по направлениям: 44.03.01 (05) / 44.04.01 
Педагогическое образование; 45.03.01 / 45.04.01 Филология. 
В результате освоения дисциплины обучающийся должен: 
• знать: основные этапы и особенности развития литературного 
процесса ХХ века, категориальный аппарат современного 

литературоведения; 
литературные 
направления 
и 
течения, их типологию и творческие модификации; жанрово-
стилевых особенности исторической прозы, ее эстетическую и 
социокультурную 
обусловленность; 
парадигматические 
и 
синтагматические связи литературы и экстралитературных 
феноменов; исторические концепции и логику общественных 
отношений от древности до современности; исторические 
факты и факторы развития России, осмысленные в трудах 
отечественных и зарубежных ученых и художественно трансформированные 
в искусстве и литературе; 
• уметь: собирать и систематизировать литературный
материал, оценивать и сопоставлять различные историко-
литературные, культурно-философские концепции; анализировать 
художественные явления и феномены (произведения 
разных стилей и жанров) в типологическом, историко-
генетическом, герменевтическом аспектах, выявлять формы и 
характер рецепции исторического материала в художественном 
произведении; 
• владеть: теоретическими и методологическими знаниями 
в области литературоведения, навыками анализа и интер-
претации 
художественных 
произведений 
в 
историко-
литературном, социокультурном контекстах, приемами и 
принципами изучения русской литературы ХХ века в аксиоло-
гической, религиозно-философской парадигме современной 
гуманитаристики; навыками обобщения результатов критического 
анализа результатов научно-исследовательской деятельности; 
междисциплинарного применения полученных 
результатов. 
Предлагаемый 
курс 
предназначен 
для 
студентов-
бакалавров и магистрантов гуманитарных направлений подготовки, 
а также является содержательным модулем дисциплины «
Историческое сознание в русской литературе», изучаемой 
аспирантами по направлению 45.06.01 Языкознание и литературоведение, 
направленность: Русская литература. 
Тема 1. Историческое сознание  
и историческое познание  
в русском историческом романе ХХ века: 
теоретические контуры проблемы 

Лекционный материал 

Феномен исторического романа как особой жанрово-
тематической формы исторической прозы в отечественном 
литературоведении получил глубокое и всестороннее осмысление. 
Уже к началу ХХ столетия сформировался жанровый 
канон исторического романа, включавший, по замечанию 
Н. М. Солнцевой, следующие положения-установки: «построение 
сюжетов и создание исторических и вымышленных персонажей 
основывалось и на историческом, документальном, 
этнографическом материале, и на исторически мотивированном 
вымысле; национальная ментальность отражалась в ее 
историческом состоянии; психологический портрет создавался 
в соответствии с психологией личности конкретного исторического 
времени, историческое повествование было связано с 
современными общественными процессами» [27, 290], и, самое 
главное, «исторические сюжеты, к которым прибегали писатели, 
являлись формой отражения в художественной литературе 
истории в ее динамике и целостности, а также познавания ее 
имманентного смысла» [27, 291]. 
Проблема «познавания» имманентного смыла истории, 
запечатленного в произведениях искусства и верифицируемого 
посредством слова, впервые была поставлена крупнейшим 
отечественным философом Г. Г. Шпетом в самом начале 
ХХ века. В своих историософских работах пореволюционной 
эпохи («История как проблема логики», 1916; «История как 
предмет логики», 1917), ученый доказывал диалектическое 
единство исторического познания (как активного личностно-
волевого акта субъекта, направленного на объект рефлексии) 
и исторического сознания (как концентрации уже отрефлекти-
рованных представлений субъекта об объекте). «История как 
наука, — утверждал Г. Г. Шпет, — знает только один источник 
познания — слово. Слово является формой, под которой исто-
рик находит содержание действительности, подлежащее его 
научному ведению, и слово является тем знаком, от которого 
историк приходит к своему предмету с его специфическим 
содержанием, составляющим значение или смысл этого знака» 
(Курсив Г. Г. Шпета. — И. У.) [72, 302–303]. Словесно-знаковая 
природа исторического знания, претендующего на объективность, 
по существу оказывается лишь формой индивидуально-
художественного сознания историка, результатом его частного, 
внутреннего понимания мира и осмысления внешних фактов 
в соответствии с феноменологическими построениями 
Э. Гуссерля, лекции которого, прослушанные Г. Г. Шпетом в 
Геттингенском университете в 1912–1913 гг., нашли отражение 
в его книге «Явление и смысл» (1914). Сосредоточив свое внимание 
на личностно-субъективном преломлении объективного 
мира в его настоящем и прошлом в сознании человека, философ 
пришел к выводу о том, что «историческое познание <…> всегда 
есть познание, предполагающее уразумение или интерпретацию 
как средство уразумения. Такого рода познание можно 
усвоиться назвать семиотическим познанием» [73, 287]. А значит, «
история по своим логическим методам является основою 
всего эмпирического познания, как основою по методам исследования 
для истории может и должна считаться филология» 
(Курсив Г. Г. Шпета. — И. У.) [72, 320]. В зарубежной историографии 
ХХ века, в особенности у представителей французской 
школы «Анналов» (Л. Февр, М. Блок), заложивших основу «новой 
исторической науки», идея Г. Г. Шпета получила свое развитие, и 
«история стала рассматриваться как ветвь литературного творчества, 
дар историка сравнивался с даром оратора» [21, 11]. 
Неразрывная сущностная связь истории и филологии, 
определяющая диахронное и синхронное художественное 
познание мира в его специфической литературной форме, 
обоснованная и плодотворно развивающаяся в европейской 
гуманитаристике, наиболее адекватно реализуется в жанре 
романа. Именно роман, а не исторический эпос Г. Г. Шпет в 
своих заметках к статье «Роман» (1924) считал конкретно-
фактическим «документом» той или иной эпохи в ее динамике, 
логике, «принципиальной незавершенности» [74, 58], ибо 
роман абсолютизирует движение времени, в то время как эпос, 
статичный по своей природе, культивирует и универсализиру-
ет вневременной смысл исторических событий. Размышления 
Г. В. Ф. Гегеля о «современном эпосе» Г. Г. Шпет подвергает 
сомнению, ведь «“современный эпос” — значит уже не собственно 
эпос» из-за «различия действительности и возможности» [
74, 58] как фундаментальных категорий миропознания, 
отражающих и преображающих реальную действительность. 
Эта идея была детализирована М. М. Бахтиным и стала 
ядром его исследования «Эпос и роман» (1941, 1970), где философ 
и литературовед глубоко осмыслил сущность «эпического 
мировоззрения», для которого характерны «не чисто временные, 
а ценностно-временные категории» [6, 206], а потому 
прошлое в эпосе «лишено всякой относительности, то есть 
лишено тех постепенных чисто временных переходов, которые 
связывали бы его с настоящим» [6, 207], то есть с историей как 
совокупностью бесконечно взаимодействующих и взаимообу-
славливающих друг друга событий в линейно-временной (хронологической) 
последовательности, составляющей основу 
романа. Роман, подчеркивал М. М. Бахтин, «по природе не каноничен. 
Это — сама пластичность. Это — вечно ищущий, 
вечно исследующий себя самого и пересматривающий все свои 
сложившиеся формы жанр» [6, 231]. Воплощая «живую жизнь» 
в сюжетно-образную структуру, роман художественно конституирует 
ее, обнаруживает тайные и явные механизмы ее развития, 
прочерчивает дальнейшую перспективу и определяет 
«точки бифуркации», в то время как эпос, по мысли Г. Д. Гачева, 
имея «свою логику, отличную от закономерности самой жизни», 
амортизирует «тот нокаут живой жизни, который он производит 
уже тем одним, что заставляет ее стать пред взором 
сознания» [12, 89]. 
Сознание, таким образом, «кристаллизирует», упорядочивает 
факты и явления самой жизни, осмысляемой субъектом 
как ее активным деятелем. Человек, переживающий / проживающий 
в своем настоящем ту или иную историческую эпоху, 
оказывается носителем определенного исторического сознания. 
А потому «историческое сознание является в одно и то же 
время и измерением типа культуры, и фактором самой истории» [
57, 98], что не может не учитывать писатель, воссоздавая 
в романе целостную картину «живой жизни» в конкретно-
временном и пространственном континууме. Проблему исторического 
сознания как мировоззренческой категории глубоко 
осмыслила Л. А. Трубина в докторской диссертации «Историческое 
сознание в русской литературе первой трети ХХ века: 
типология, поэтика»; в ней впервые в отечественном литературоведении 
была раскрыта диалектическая связь субъекта 
познания действительности и самого исторического процесса 
как объекта, по отношению к которому осуществляется рефлексия 
художника. Отсюда «особая роль индивидуального начала» в 
постижении самого исторического феномена, имеющего «общественную 

природу» 
(здесь 
и 
далее 
в 
цитате 
курсив 
Л. А. Трубиной. — И. У.) [67, 6]. Этим обусловлены «разные представления 
о смысле истории» [67, 6] у писателей, по-разному 
вовлеченных в исторические события. Степень вовлечения во 
многом зависит и от временной дистанции, и от аксиологиче-
ских установок личности художника, его «принципа видения и 
оценки мира, где на первом плане — движение времени и человек 
в потоке времени»: «Эстетически историческое сознание 
раскрывается в отборе материала, трактовке конфликтов, выборе 
и характеристике героев, в типе хронотопа, формах повествования, 
системе поэтических приемов» [68, 19]. 
Все это, безусловно, влияет и на конкретный ракурс 
изображения события, и на его трактовку, поскольку «художественное 
историческое сознание автора», по замечанию 
А. М. Лобина, определяет подходы к представлению самого 
фактического материала, который оказывается эмпирическим 
ресурсом для представления «авторской версии истории, 
нередко не только не совпадающей с общепринятой 
точкой зрения, но и значительно опережающей теоретические 
концепции» [39, 10] (курсив А. М. Лобина. — И. У.). Такое 
происходит потому, что само понимание прошлого у писателя 
обусловлено различными социокультурными факторами, 
определенной историко-философской идеей («тенденцией»), 
в соответствии с которой формируется творческая картина 
мира, принципиально субъективная и личностная. 
Художественное миропознание тем самым предшествует 
научному историческому знанию. В этом был убежден основоположник 
историософской деконструкции Р. Дж. Коллингвуд, 
формулируя свою «идею истории», получившую детальное 
осмысление и развитие в отечественной философии истории. 
Концепция «исторического сознания» британского ученого, 
проецируемая на художественный дискурс как специфический 
смысловой контент, была существенно дополнена и уточнена 
Ю. А. Левадой, понимавшем под «историческим сознанием» «все 
многообразие стихийно сложившихся или созданных наукой 
форм, в которых общество осознает (воспроизводит и оценивает) 
свое прошлое, точнее — в которых общество воспроизводит 
свое движение во времени»[37, 191]. 
«Движение во времени» и «движение самого времени» — 
это сложный процесс порождения и развертывания «смысла 
истории» (Н. А. Бердяев), постигаемого неким субъектом — 
Художником / Богом, создающим мир в своем великом «нарра-
тологическом» акте творения, и человеком, читающим великую 
Книгу Жизни. Идея истории как текста, возникшая у 
Г. Г. Шпета, в середине ХХ века получила развитие в семиотиче-
ских изысканиях Ю. М. Лотмана, заметившего, что глобальные 
исторические события, как равно и события отдельной человеческой 
жизни, заполняющие «пространственно-временной 
континуум, нарративный текст вытягивает в сюжетно-
линейное построение», отсюда возникает «необходимость для 
историка опираться на тексты, а для текстов — пересказывать 
события по законам языковых и логических, риторических и 
нарративных конструкций»[41, 311]. «Филологический» принцип 
структурирования исторического процесса — это попытка 
дешифровки его смысла, аккумулируемого в фактах и артефактах, 
реконструкция которых помогает «восстанавливать память» [
42, 79] эпохи (выделено Ю. М. Лотманом. — И. У.), 
(вос)создавать ее образ. 
Действительно, «нарративный дискурс позволяет не 
только объяснить, но и оценить прошлое», увидеть его художественным 
зрением сквозь значительную временную дистанцию 
вне зависимости от «наличия или отсутствия 
исторического факта как такового» [7, 20]. Вообще знание 
фактов еще не есть знание истины, равно как незнание фактов 
(или их субъективно-произвольная интерпретация) не является 
препятствием для постижения сущности, внутреннего 
смысла исторического события. В этом был убежден заглавный 
герой знаменитого булгаковского романа «Мастер и Маргарита», 
историк по образованию и художник по призванию, 
автор романа о Понтии Пилате и Иешуа Га-Ноцри, «генетиче-
  • document_id: 425398
  • product_id: 1984065
  • ins_time: 2023-01-25 01:05:43
  • upd_time: 2023-01-25 01:05:43
  • upp_upd_date: 2023-01-24
  • Full PDF: WARN Путь не доступен (не определен) /mnt/znanium_fullpdf/booksfull/done/1984/1984065.pdf
  • PDF pages: WARN Количество страниц документа (92) не соответствует физическому наличию (93). Путь /mnt/resources/resources/1984/1984065/pdf
  • XML pages: WARN Количество страниц документа (92) не соответствует физическому наличию (93). Путь: /mnt/resources/resources/1984/1984065/xml
  • text *.idx: OK
  • Full text: OK /mnt/resources/resources/1984/1984065/txt/1984065.txt
  • Оглавления: OK Путь /mnt/resources/resources/1984/1984065/txt/1984065.toc.txt
Доступ онлайн
89 ₽
В корзину