Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Современные проблемы философии

Покупка
Новинка
Доступ онлайн
450 ₽
В корзину
В учебном пособии дается исчерпывающий обзор философии конца ХХ — начала ХХI века и анализируются такие современные направления этой науки, как проблема пределов философии, проблема построения онтологии после онтотеологии, обновление феноменологии, четыре концепции сознания и спекулятивный реалистский поворот. Для студентов философского факультета и других гуманитарных факультетов и всех, кто интересуется проблемами общества и тенденциями развития современной философии и социально-гуманитарных наук.
Керимов, Т. Х. Современные проблемы философии : учебное пособие / Т. Х. Керимов ; Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, Уральский федеральный университет. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2020. - 150 с. - ISBN 978-5-7996-3025-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1932333 (дата обращения: 07.12.2022). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ  
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ  
ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА

Екатеринбург
Издательство Уральского университета
2020

Т. Х. Керимов

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ  
ФИЛОСОФИИ

Учебное пособие

Рекомендовано  
методическим советом Уральского федерального университета  
в качестве учебного пособия для студентов вуза,  
обучающихся по направлению подготовки 47.04.01 «Философия»
К361
Керимов, Т. Х.
Современные проблемы философии : учебное пособие / Т. Х. Ке‑
римов ; Министерство науки и высшего образования Российской 
Федерации, Уральский федеральный университет. —  Екатерин‑
бург : Изд‑во Урал. ун‑та, 2020. — 150 с. —  Библиогр.: с. 146–149. — 
100 экз. —  ISBN 978‑5‑7996‑3025‑6. —  Текст : непосредственный.

ISBN 978‑5‑7996‑3025‑6

В учебном пособии дается исчерпывающий обзор философии конца ХХ —  

начала ХХI века и анализируются такие современные направления этой науки, 
как проблема пределов философии, проблема построения онтологии после 
онтотеологии, обновление феноменологии, четыре концепции сознания и спе‑
кулятивный реалистский поворот.
Для студентов философского факультета и других гуманитарных факуль‑
тетов и всех, кто интересуется проблемами общества и тенденциями развития 
современной философии и социально‑гуманитарных наук.
УДК 101(075.8)
ББК Ю2я73‑1

УДК 101(075.8)
ББК 
Ю2я73‑1

 
К361

ISBN 978‑5‑7996‑3025‑6 
© Уральский федеральный университет, 2020

Ре ц е н з е н т ы:
кафедра философии и политологии Уральского института управления
Российской академии народного хозяйства и государственной службы
при Президенте Российской Федерации  
(заведующий кафедрой доктор философских наук, профессор Ю. Г. Ершов);
А. Г. Кислов, доктор философских наук, профессор  
(Российский государственный  
профессионально‑педагогический университет)
ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора 
4
Глава 1. Проблема самоопределения философии 
7
§ 1. Философия и антифилософия 
8
§ 2. Философия и не‑философия 
20
Глава 2. Проблема построения онтологии в современной философии 32
§ 1. Онтология как онтотеология 
33
§ 2. Аксиоматическая теория множеств и субтрактивная 
онтология 
41
§ 3. Мейнстрим‑онтология в аналитической философии  
и ее альтернативы 
50
Глава 3. «Новая феноменология» и «новый Гуссерль» 
63
§ 1. Истоки и предпосылки «новой феноменологии» 
64
§ 2. Феноменология данности и материальная феноменология 
74
§ 3. «Новый Гуссерль» и трансцендентальная феноменология 
86
Глава 4. Современная философия сознания 
98
§ 1. Когнитивизм, или гносеологическая трактовка сознания 
100
§ 2. Четыре концепции сознания 
107
Глава 5. Антиреализм и реализм в современной философии 
121
§ 1. Истоки антиреализма в философии XX века 
123
§ 2. Спекулятивный реализм: опровержение корреляционизма 130
§ 3. Другие проекты реализма 
137
Библиографический список 
146
ОТ АВТОРА

В учебном пособии раскрываются основные проблемы совре‑
менной философии, показаны ее актуальные теоретические и ме‑
тодологические вопросы. Излагаемый материал разделен на пять 
глав, структурированных таким образом, чтобы раскрыть ключевые 
концепции ведущих мыслителей в данном направлении, отразить 
новейшие тенденции развития философии и, наконец, показать 
скрытые за ними общеметодологические тенденции, взаимосвязи 
этих тенденций с характером социальной практики. В совокупности 
изложенный в пособии материал дает исчерпывающее представле‑
ние о современной философии.
Первая глава посвящена проблеме предела философии —  проб‑

леме Иного. Суть проблемы —  в поиске ответа на вопрос, можно ли 
сохранить инаковость Иного философии в тот момент, когда Иное 
снимается, то есть когда философия выходит за свои пределы, чтобы 
присвоить свое Иное и тем самым установить контроль над своим 
пределом. В свете этого вопроса задача самоопределения философии 
состоит в том, чтобы поставить под сомнение собственное господ‑
ство и собственную власть над собственным пределом —  Иным. 
Не производить свое иное (в этом случае иное становится имма‑
нентным дискурсу философии, так что какое бы иное или внешнее 
мы ни взяли, оно оказывается включенным в философию как свое 
иное), а мыслить Иное, которое не было своим иным философии. 
Важность этого сдвига состоит в том, что открывается позитивная 
возможность предела. Ведь если присвоение иного редуцирует 
инаковость иного, тогда становится спорным утверждение о том, 
что философии удалось выйти за свои пределы и, следовательно, 
определить свой собственный предел.
Во второй главе рассматривается проблема построения онтоло‑
гии в современной философии. Эта проблема по своему содержанию 
раскладывается на несколько составляющих. Во‑первых, речь идет 
об онтологии как онтотеологии, ибо если онтология всегда была 
онтотеологией, то нам необходимо выяснить, какой должна быть 
онтология после онтотеологии. Этот вопрос приобрел особую ак‑
туальность в конце ХХ века, поскольку построение онтологии было 
замаскировано структурализмом, постструктурализмом, постмо‑
дернизмом и т. д. Идея опосредованности бытия разнообразными 
дискурсивными образованиями влечет за собой серьезные послед‑
ствия, так как если наше понимание бытия опосредовано языком, 
текстом, коммуникацией или даже социальными формами, то лю‑
бая онтологическая конструкция с необходимостью искажается 
возможным не‑соответствием бытия и его посредника. Более того, 
доступ к бытию этими посредниками блокируется. Во‑вторых, это 
принципы построения онтологии, а в‑третьих —  система понятий, 
благодаря которой развертывается онтология после онтотеологии.
В третьей главе раскрывается проблема обновления феномено‑
логии в континентальной и англоязычной философии. Континен‑
тальная версия обновления обозначает место разрыва, разделения 
исторической феноменологии и новой феноменологии. Для того 
чтобы обновление стало возможным, между ними устанавливает‑
ся предел, который историческая феноменология не в состоянии 
объективировать и присвоить. Англоамериканская версия обнов‑
ления сводится к преемственности, переходу, различению, которые, 
какими бы сложными и требовательными они ни были, не только 
не затрагивают пределы феноменологии, но и подтверждают ее 
систематическую возможность.
В четвертой главе речь идет о гносеологической трактовке со‑
знания и современных альтернативах исследования сознания. Гно‑
сеологическая трактовка сознания, или когнитивизм, отождеств‑
ляет сознание с познанием, а познание —  с субъективным образом 
объективной реальности. Ключевая идея когнитивизма состоит 
в том, что процессы сознания —  это либо процессы, тождественные 
мозговым, либо процессы, реализующиеся благодаря деятельности 
мозга. В современной философии сформулированы альтернативы 
когнитивизма, известные как четыре концепции сознания. Согласно 
концепции воплощенного сознания (embodied consciousness) функ‑
ционирование последнего предполагает телесные структуры и про‑
цессы. Концепция встроенного сознания (embedded consciousness) 
постулирует единство сознания и структур внешней реальности. 
Основная идея концепции деятельного сознания (enacted conscious‑
ness) —  это идея принадлежности сознания деятельности человека 
в мире. Концепция расширенного сознания (extended consciousness) 
утверждает, что сознание включает в себя структуры внешнего мира. 
Все четыре концепции объединяет оспаривание основной пред‑
посылки когнитивизма, а именно того, что деятельность сознания 
идентична мозговой или реализуется благодаря деятельности мозга.
Пятая глава отведена спекулятивно‑реалистскому повороту, 
осуществляемому в таких направлениях современной философии, 
как спекулятивный реализм (К. Мейясу), трансцендентальный ни‑
гилизм (Р. Брассье), объектно‑ориентированная онтология (Г. Хар‑
ман), акселерационизм (Н. Лэнд, Р. Негарестани), новый реализм 
(М. Феррарис). В данной главе рассматриваются определение реа‑
лизма и антиреалистская тенденция в посткантовской философии, 
спекулятивный реализм и его критика корреляционизма, а также 
другие проекты реализма —  объектно‑ориентированная онтология 
Г. Хармана, трансцендентальный нигилизм Р. Брассье и спекулятив‑
ная философия природы И. Г. Гранта.
Предназначено это учебное пособие для магистрантов и студен‑
тов старших курсов, обучающихся по направлению «Философия», 
а также всем тем, кто интересуется современной философией.
Глава 1
ПРОБЛЕМА САМООПРЕДЕЛЕНИЯ 
ФИЛОСОФИИ

Один из самых интригующих аспектов возможностей фило‑
софии сегодня —  это испытание, зондирование, установление ее 
границ, определение того, что философией не является. В отсутствие 
такой дифференциальной рефлексии философия легко трансфор‑
мируется в метафизику. Философия не может сегодня подтвердить 
свою систематическую возможность, не проводя демаркационную 
линию между собой и не‑философией. При этом проблематизиру‑
ется не только внутреннее и внешнее философии, но и сама грани‑
ца между ними, разделяющая их (и —  разделяемая ими). Внутри 
общего мыслительного пространства имеется внешнее различие 
философии и науки, философии и религии, философии и искусства, 
полагаемое на метауровне, доступном только субъекту философии, 
занимающему трансцендентальную позицию. В этом пространстве 
философия может выступать наукой наук, служанкой наук или даже 
идеологией. Но это традиционное отношение философии и наук до‑
полняется внутренним различением философии и ее Иного в много‑
образных вариациях антифилософии, не‑философии, новой или 
радикальной философии, которые если и продолжают пользоваться 
языком и ресурсами классической философии, то ограничивают ее 
притязания, открывают философский дискурс Иному, и это Иное 
предстает не иным философии, а Иным, в которое философия ока‑
зывается вписанной. Топология границы настолько осложняет ре‑
шение вопроса о «собственности» философии, что само различение 
внутреннего и внешнего теряет смысл: внутреннее раздваивается 
и становится внутренне внешним, внешнее обращается само на себя, 
имманентизируется, становясь внешне внутренним. Но именно 
в этом колебании между внутренним и внешним мы обнаруживаем 
точку равновесия между философией и не‑философией: чисто внеш‑
нее, как и чисто внутреннее сделали бы невозможными отношения 
философии с не‑философией.
В данной главе мы ограничимся критическим анализом и про‑
тивопоставлением двух направлений самоопределения философии: 
в одном случае философия выступает в сопоставлении и противопо‑
ставлении с антифилософией, в другом случае —  с не‑философией. 
В конце ХХ —  начале ХХI века антифилософия и не‑философия, 
традиционно интегрированные в пространство философии, выс‑
вобождаются из их прежней рефлексивной схемы, в которой они 
были подчиненными или периферийными составляющими. Про‑
явления этих тенденций выражаются в необходимости переоцен‑
ки категориального и в целом понятийного аппарата философии, 
техники мышления, традиционных представлений об онтологии, 
феноменологии, религии, психоанализе и т. д.

§ 1. Философия и антифилософия

Сегодня понимание антифилософии чаще всего связывает‑
ся с именами Ж. Лакана и А. Бадью, хотя непосредственное упо‑
минание о ней восходит к ХVIII веку, к работе, опубликованной 
в 1767 году иезуитом, аббатом Луи‑Майл Шадоном, с примеча‑
тельным названием «Антифилософский словарь. В качестве ком‑
ментария и исправления Философского словаря и других работ, 
появившихся сегодня против христианства: работа, в которой дается 
краткое доказательство религии и ответ на возражения ее против‑
ников» («Dictionnaire antiphilosophique. Pour servir de commentaire 
et de correctif au Dictionnaire philosophique, et aux autres livres qui ont 
paru de nos jours contre le christianisme: ouvrage dans lequel on donne 
en abrégé les preuves de la religion, et la réponse aux objections de ses 
adversaires. Avec la notice des principaux auteurs qui l’ont attaquée, et 
l’apologie des grands auteurs qui l’ont défendue»). Для аббата Шадона 
подлинной философией является религия. Вольтера, энциклопе‑
дистов, атеистов и «неверующих» он относит к «лжефилософам»1.
В середине 70‑х годов прошлого столетия Ж. Лакан называл 
себя антифилософом по примеру религиозных и консервативных 
мыслителей, выступавших против рационализма, деизма и мате‑
риализма французских просветителей. Более того, он советовал 
аналитикам своей школы упражняться не только в лингвистике, 
логике или топологии, но и в антифилософии. Правда, Лакан не объ‑
ясняет, что он имеет в виду под этим названием и, тем более, в чем 
суть философии и антифилософии. Философия, отождествляемая 
с университетским дискурсом, низводится им до уровня глупости, 
от которой может пробудить только дискурс аналитика2.
Именно у Ж. Лакана А. Бадью заимствует термин «антифило‑
софия». С 1992 года по 1996 год Бадью проводит серию семинаров, 
посвященных ключевым мыслителям, которых он называет антифи‑
лософами, —  Ф. Ницше (1992–1993); Л. Витгенштейну (1993–1994); 
Ж. Лакану (1994–1995); апостолу Павлу (1995–1996). В ряды антифи‑
лософов Бадью включает также Гераклита, Б. Паскаля, Ж.‑Ж. Руссо, 
С. Кьер кегора, Л. Альтюссера и др. Кроме того, Бадью дает первое 
систематическое изложение трех взаимосвязанных операций, по ко‑
торым опознается антифилософия.
Б. Бостилс, один из комментаторов А. Бадью, включает в ряды 
антифилософов также С. Жижека и М. Б. Касема. В частности, он 
ссылается на комментарий Ф. Джеймисона, в котором проводится 
параллель между параллаксной позицией Жижека и антифилосо‑
фией. Эта связь недвусмысленно выражена в следующих строчках 
Джеймисона: «Ален Бадью недавно предложил понятие “антифи‑
лософия” для этих новых —  и неизбежно скандальных —  типов 

1 См.: Soler C. Lacan en antiphilosophie // Filozofski Vestnik. 2006. Vol. 27, no 2. 
P. 121.
2 См.: Lacan J. Peut‑être à Vincennes // Autres écrits. Paris : Éditions du Seuil, 2001. 
P. 314. С. Жижек вслед за Ф. Рено отождествляет упомянутый университетский 
дискурс не с традиционной гегельянской метафизикой, а с философией Жиля 
Делеза, «образцового философа глобализованного извращения» (Жижек С. Щекот‑
ливый субъект: отсутствующий центр политической онтологии. Москва : «Дело» 
РАНХиГС, 2014. С. 335).
концептуального вторжения в мир; этот термин Жижек с полным 
правом (и, думаю, не без удовольствия) мог бы применить к себе» 
(здесь и далее перевод источников наш. —  Т. К.)3. Что касается Касе‑
ма, то он, согласно Бостилсу, «комбинирует антифилософию и поп‑
философию в некую смесь антиакадемического сленга, порнографии 
и спекулятивной теории»4.
Важно подчеркнуть, что антифилософия —  это не систематизи‑
рованная теория, а нечто подобное стилю или образу мышления. 
Поэтому вполне естественно, что далеко не все описания и оценки 
антифилософии согласуются между собой. Но если исходить из об‑
щего пафоса всех этих описаний и оценок, то можно утверждать, 
что на самом деле антифилософия подразумевает некоторое число 
решающих операций, которые конституируют антифилософский 
стиль мышления и сообщают ему оригинальность в рамках истории 
философии. Данные операции частично остаются имплицитными, 
но резюмируют самое существенное в антифилософии. Более того, 
в их описании, как нам кажется, имеется своя логика, которая с не‑
которыми оговорками напоминает известное движение лакановской 
триады: от воображаемого через символическое —  к реальному. 
В воспроизведении конституирующих антифилософский стиль 
мышления операций мы опираемся, прежде всего, на А. Бадью и дру‑
гих комментаторов5.
Во‑первых, это лингвистическая, логическая, генеалогическая 
критика философских высказываний, разоблачение категории 
истины и теоретических претензий философии. Антифилософия 
никогда не обсуждает философские тезисы, она оценивает послед‑
ние с точки зрения их «ошибочности и вредности», а не истин‑
ности или ложности. Большинство предложений и вопросов, 
высказанных по поводу философских проблем, бессмысленны. 

3 Jameson F. First Impressions (review of The Parallax View by Slavoj Žižek) // London 
Review of Books. 2006. Vol. 28, no 17. P. 7.
4 Bosteels B. Radical antiphilosophy // Filozofski Vestnik. 2008. Vol. 29, no 2. P. 160.
5 См.: Badiou A. L’Antiphilosophie de Wittgenstein. Caen : Nous, 2009. P. 17; 
Bosteels B. Radical antiphilosophy. P. 155–187; Johnston А. This Philosophy Which 
Is Not One: Jean‑Claude Milner, Alain Badiou, and Lacanian Antiphilosophy // S: Journal 
of the Jan van Eyck Circle for Lacanian Ideology Critique. 2010. No 3. P. 2–22.
А если мысль представляет собой осмысленное предложение, тогда 
философия —  «это болезненная и упадочная не‑мысль, потому что 
она пытается представить присущую ей бессмысленность в про‑
позициональном и теоретическом регистре»6. Метафора болезни 
удачно высвечивает этот бессмысленный характер философских 
высказываний. «Философская болезнь встречается, когда бессмыс‑
лица выставляется как смысл, когда не‑мысль представляется 
в качестве мысли, поэтому философию не нужно опровергать, как 
если бы она была ложной мыслью; ее нужно осудить как ошибку 
не‑мысли»7.
Во‑вторых, это признание того факта, что философия не мо‑
жет быть редуцирована к ее дискурсивности, к ее высказываниям. 
«Философия —  это акт, одеянием, пропагандой, ложью которого 
являются басни об “истине”. В случае Ницше речь идет о том, чтобы 
за этими орнаментами распознать мощную фигуру священника, ак‑
тивного организатора реактивных сил, того, кто наживается на ни‑
гилизме, капитана, который наслаждается рессентиментом»8. Таким 
образом, первой операции, критики философской дискурсивности 
и теоретических претензий философии, недостаточно, поскольку 
за философскими высказываниями скрывается некая иная реаль‑
ность, а именно то, что А. Бадью называет актом. То есть в основе 
критики философских высказываний лежит задача сведения фило‑
софской дискурсивности к ее реальным условиям, возвращения ее 
к тому акту, который ее породил, а теперь скрывается в ней.
В‑третьих, это противопоставление философскому акту друго‑
го, радикально нового, «сверхфилософского или даже афилософ‑
ского акта»9, действия и в целом образа жизни. Антифилософия 
противопоставляет сингулярность личного опыта, образа жизни 
или радикальную действенность жизни универсальным абстрак‑
циям философского дискурса. Сказать, что Ф. Ницше не философ, 
а антифилософ, означает, что он «противопоставляет совершенно 
утвердительную необходимость акта спекулятивному нигилизму 

6 Badiou A. L’antiphilosophie de Wittgenstein. P. 19.
7 Ibid.
8 Ibid. P. 17.
9 Badiou A. Who is Nietzsche? // PIi. 2001. No 11. P. 1.
  • document_id: 422173
  • product_id: 1932333
  • ins_time: 2022-11-24 01:21:04
  • upd_time: 2022-11-24 01:21:04
  • upp_upd_date: 2022-11-23
  • Full PDF: WARN Путь не доступен (не определен) /mnt/znanium_fullpdf/booksfull/done/1932/1932333.pdf
  • PDF pages: WARN Количество страниц документа (150) не соответствует физическому наличию (156). Путь /mnt/resources/resources/1932/1932333/pdf
  • XML pages: WARN Количество страниц документа (150) не соответствует физическому наличию (156). Путь: /mnt/resources/resources/1932/1932333/xml
  • text *.idx: OK
  • Full text: OK /mnt/resources/resources/1932/1932333/txt/1932333.txt
  • Оглавления: OK Путь /mnt/resources/resources/1932/1932333/txt/1932333.toc.txt
Доступ онлайн
450 ₽
В корзину