Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Болезнь отрочества: клиническая работа с подростками и их родителями

Покупка
Артикул: 418757.02.99
Доступ онлайн
300 ₽
В корзину
В книге представлен взгляд на отрочество с психоаналитической точки зрения. У подростков, к которым, как и к младенцам, общество проявляет в наше время большой интерес, можно видеть бурное проявление инфантильной сексуальности и дальнейшее формирование нарциссической идентичности, что позволяет преодолеть разрыв между миром детей и миром взрослых и подтвердить уникальность психоаналитического мышления, которое, будучи направленным на процессы развития, созревания и влияния окружающей среды, не упускает важности бессознательных психических процессов.
Венсан, М. Болезнь отрочества: клиническая работа с подростками и их родителями : монография / Мишель Венсан ; [пер. с фр. М. М. Сандомирова, Э. Р. Зимина]. - Москва : Когито-Центр, 2012. - 231 с. - (Детский психоанализ. Вып. 5). - ISBN 978-5-89353-345-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1068936 (дата обращения: 30.11.2023). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Д Е Т С К И Й
П С И Х О А Н А Л И З

MALADIE D’ADOLESCENCE

Travail clinique avec les adolescents
et leurs parents

Michel Vincent

Préface de Rémy Puyuelo

БОЛЕЗНЬ ОТРОЧЕСТВА

Клиническая работа с подростками
и их родителями

Мишель Венсан

Предисловие Реми Пуйело

Когито-Центр
Москва

2018

 УДК 159.9
 ББК 88
 
В 29

Венсан Мишель

Болезнь отрочества: Клиническая работа с подростками и их родителями / Пер. с фр. – М.: Когито-Центр, 2018. – 231 с. 
(Детский психоанализ. Вып. 5)

ISBN 2-84835-092-X (фр.)
ISBN 978-5-89353-345-3 (рус.)

В 29

© Michel Vincent, 2005
© Когито-Центр, 2012
ISBN 2-84835-092-X (фр.)
ISBN 978-5-89353-345-3 (рус.)

 УДК 159.9
 ББК 88

В книге представлен взгляд на отрочество с психоаналитической точки 
зрения. У подростков, к которым, как и к младенцам, общество проявляет в наше время большой интерес, можно видеть бурное проявление 
инфантильной сексуальности и дальнейшее формирование нарциссической идентичности, что позволяет преодолеть разрыв между миром 
детей и миром взрослых и подтвердить уникальность психоаналитического мышления, которое, будучи направленным на процессы развития, созревания и влияния окружающей среды, не упускает важности 
бессознательных психических процессов.

Все права защищены.
Любое использование материалов данной книги полностью
или частично без разрешения правообладателя запрещается

Перевод с французского
М. М. Сандомирова,
Э. Р. Зимина
Научный редактор
Э. Р. Зимина

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ Реми Пуйело . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7
ПРЕЗЕНТАЦИЯ  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
Консультация

ГЛАВА 1
После ВСЕГО. Консультация и связанные с ней вопросы  . . . 21
ГЛАВА 2
Третье лицо и переход от консультанта к терапевту  . . . . . . . 35
ГЛАВА 3
Работа с родителями . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51

ВТОРАЯ ЧАСТЬ
Лечение

ГЛАВА 4
Волнующая история. О терапевтических консультациях . . . 69
ГЛАВА 5
Быстрые изменения. Краткосрочная психотерапия, 
длительность которой определена заранее . . . . . . . . . . . . . . . 84
ГЛАВА 6
Объединение терапевтов. Исследование
контрпереноса в индивидуальной психодраме . . . . . . . . . . . 101
ГЛАВА 7
Перенос у подростков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 111
ГЛАВА 8
Заметки об мутативной интерпретации . . . . . . . . . . . . . . . . . 127

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ
Проблематика

ГЛАВА 9
Вступление в отрочество . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 137
ГЛАВА 10
Подросток XVIII века. Дон Жуан Моцарта . . . . . . . . . . . . . . . . 156
ГЛАВА 11
Об угасании эдипова комплекса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 176
ГЛАВА 12
Трансформации процессов идентификации  . . . . . . . . . . . . . 184
ГЛАВА 13
Действовать, чтобы думать,
или от сопротивления к разыгрыванию . . . . . . . . . . . . . . . . . 197
ГЛАВА 14
Рассуждения о времени в психоанализе. 
Метапсихологический взгляд . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 213

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 228

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга посвящена изучению детей и их семей, испытывающих 
трудности. Мишель Венсан пишет уже более двадцати лет. Он создает образ детского психиатра-психоаналитика за работой, с которым 
может идентифицироваться любой специалист, который трудится 
в учреждении. В своей книге он постоянно обращается к клинической работе и лишь в третьей части предлагает нам свои теоретические разработки. Это живая теория, берущая начало в клиническом 
опыте, а не предшествующая ему, напоминающая о деятельности 
З. Фрейда и о теоретических открытиях учителей Мишеля Венсана – 
С. Лебовиси, Р. Дяткина, Э. Кестемберг, а также А. Фрейд, М. Кляйн, 
Д. В. Винникотта…
Автор на протяжении всей книги соединяет понятия «индивид», 
«группа», «учреждение» и «пространство», «время», «психическая 
репрезентация». Ребенок, подросток никогда не рассматривается 
отдельно от объектов любви и окружения, в то же время автор не забывает и о внутренних психических процессах. Он не увлекается 
раскрытием показных проявлений отрочества, такой недостаток 
мы слишком часто находим во многих работах, посвященных этому периоду.
Автору посчастливилось достаточно долго работать в легендарном детском психиатрическом учреждении 13-го округа Парижа. 
Это учреждение стало известно благодаря опытным специалистам 
различного профиля, сторонникам теории психоанализа, которые 
не игнорируют и другие подходы. В клинике постоянно ведутся текущие записи, что создает возможность для пересмотра точек зрения, для индивидуального и коллегиального взгляда со стороны, 
а также для открытости внешнему миру. Долгий период существования данного учреждения и сплоченность его персонала сделали 

Реми Пуйело

возможными лонгитюдные исследования. Многочисленные клинические случаи, излагаемые Мишелем Венсаном на протяжении 
всей книги, описывают терапевтические моменты, иногда краткосрочные: влияние окружения, прекращение и возобновление работы несколько лет спустя, последействие*, разворачивающее фигуры времени, свидетельствующее одновременно как об окончании 
детства, отрочества, так и о незавершенности, свойственной жизни 
и… смерти человека. Он предлагает нам поразмышлять о жизни подростка, психическое развитие которого разворачивается в течение 
десятилетия (с 10 до 20 лет). Эта динамика развития позволяет нам 
оценить прогрессии, регрессии, отклонения, непрерывность, прерывистость, нарушения, кризисы…
*
В первой части книги речь пойдет о встрече ребенка и его семьи 
с группой консультантов. Показано, как эта встреча задана с самого начала – с обращения за консультацией. Семья и ребенок сразу 
сталкиваются со строгими, четкими, но в то же время подвижными 
и гибкими рамками, и это позволяет каждому из участников встречи подумать о своем месте в этой системе. Руководителям многих 
медицинских центров психолого-педагогической и психологической помощи стоило бы задуматься о такой организации приема 
страдающих детей и их семей. Команда, состоящая из специалистов 
различного профиля, наблюдая проявления точек зрения и опыта, 
оценивает семейный симбиоз и способность каждого члена семьи 
к индивидуации через зеркало, которым является эта команда; 
данная оценка производится в паре социальный работник – консультант, как указывает Мишель Венсан. Консультация тогда является творчеством – динамической и уже терапевтической, работой. 
Консультант вместе с командой специалистов различного профиля 
участвует в оценке ситуации и дальнейших показаний.
Я был особенно заинтересован ролью в этом процессе детского психиатра-психоаналитика. Каково быть детским психиатром 
и психоаналитиком? Находясь среди расщепления и спутанности, 
как можно менять позиции, взгляды в зависимости от сложившейся рамки, от функции, которую мы выполняем, от уровня символизации ребенка и его семьи и от требований каждого? Как можно 
иногда переставать, с психоаналитической точки зрения, быть пси
* 
Аprès coup (фр.). Здесь и далее в сносках приводятся термины оригинала.

Предисловие

хоаналитиком в полном смысле этого слова, если ситуация этого 
требует? Мишель Венсан постоянно это подчеркивает: вот психоаналитик лечит с помощью кушетки, а вот лицом к лицу, то в психодраме, то как ведущий консультацию… Эти многочисленные грани 
деятельности детского психиатра-психоаналитика позволяют в игре 
ролей и функций уловить, рассмотреть, оценить – в рамках неукоснительных правил – возможность перехода к другому терапевту… 
Такая полисемия возникает благодаря роли Третьего лица, которое 
оценивает возможность различать Я и Другого в игре переходов, 
соединений, настроек, связей… прерывистости в непрерывности. 
Эта деятельность детского психиатра-психоаналитика требует постоянной работы горя и может благоприятствовать развитию способностей к интроекции у группы консультантов, семьи и ребенка. 
Это предполагает подготовку психоаналитика для работы и с детьми, и со взрослыми.
Я надеюсь, что в будущем в рамках Международной психоаналитической ассоциации и входящих в нее психоаналитических 
обществ удастся формализовать обучение, учитывающее двойную 
перспективу: с одной стороны – ребенок, подросток, а с другой – 
его семья. Большая заслуга Мишеля Венсана состоит в том, что он 
настаивает на этих аспектах. Любое взаимодействие с ребенком 
или подростком происходит через его семью. З. Фрейд подчеркивал это уже в 1920 году в «Психогенезе одного случая женской гомосексуальности» в отношении анализа восемнадцатилетней девушки: «Родители требуют, чтобы их ребенка вылечили… Они 
подразумевают под здоровым ребенком такого ребенка, который 
не создает проблем своим родителям… Врачу может удаться вылечить ребенка, но после излечения тот пойдет своим собственным 
путем с еще большей решимостью, и родители будут недовольны 
еще больше, чем раньше. То есть важно, приходит ли человек к необходимости психоанализа самостоятельно или его подталкивает 
к этому кто-то другой, хочет ли он измениться сам или этого хотят 
за него родственники, которые его любят (или те, от кого можно 
было бы ожидать любви)».
В целом достижения современного психоанализа кажутся мне 
фундаментальными. Авторы развивают теорию Фрейда, которая 
уже не сводится к теории репрезентации и выявляют метапсихологическую нераздельность пары понятий: «галлюцинаторная реализация желания» и «репрезентация отсутствия репрезентации» 

(А. Грин, К. и С. Ботелла). Это позволяет нам иметь в распоряжении 
единый корпус теории, не зависящий от возраста или патологии 
субъекта. Наконец важно организовать цельную, связную и упорядоченную структуру подготовки в сфере различных «пси-», принимая во внимание тот факт, с моей точки зрения, что психоанализ 
является «второй» профессией, продолжающей первое образование. 
В самом деле, мне представляется крайне важным иметь возможность соизмерить психоанализ с чем-либо другим, сопоставить его 
с чем-либо инородным, чтобы он стал сам для себя «инородным телом» (Ж.-Б. Понталис. Предисловие к работе «Вопрос о непрофессиональном анализе» З. Фрейда).
*
Такая установка при проведении консультации предполагает тактику «торопиться не спеша». Ее достижение важно и может предоставить ценную и богатую информацию и почву для размышления 
как для терапевтов, так и для ребенка и его родителей. Во второй 
части своей книги Мишель Венсан, опираясь на клинический опыт, 
проливает свет на становление этой встречи, ее темп, непредвиденные обстоятельства и возможные сюрпризы. Он умножает терапевтический план, принимая во внимание уровень символизации 
и способность к присвоению субъективности, никогда не забывая 
о роли интрапсихического.
Дети и подростки, о которых идет речь, не имеют ни психотических нарушений, ни выраженных расстройств характера или поведения. Прежде всего, они являются детьми с «недостаточной 
латентностью», которые вступают в подростковый возраст без извлечения пользы из того промежутка «между двумя кризисами», 
которым является латентность.
Эти подростки, занятые больше проблемой связной идентичности, чем удовлетворением импульсов, имеют нарциссические 
инвестиции, которые мешают эдипову конфликту стать структурирующим. Их родители остаются инвестированными и идеализированными, при затруднении идентификации; вытеснение 
и сублимация не смогли выполнить свою организующую роль. Популяция «с недостаточной латентностью» составляет две трети 
всех детей, принимаемых в медицинских психолого-педагогических центрах. Мишель Венсан дает ответы на вопросы, касающиеся 
их лечения на протяжении продолжительного периода, сопровождаемого прерываниями, возобновлениями, последующими пись
Реми Пуйело

мами и телефонными звонками, которые являются одновременно 
условными знаками, вехами на их нелегком пути присвоения субъективности.
Бэла Грюнберже в книге «Ребенок-сокровище и избегание эдипова комплекса» (1966), Жан Бержере в книге «Псевдолатентность» 
(1976), Джеймс Гаммил (1982) и автор этого предисловия в «Современном положении латентности» (2002) настаивали на важности 
нарциссизма и становления анальных влечений в момент «угасания 
эдипова комплекса». Мишель Венсан скрупулезно показывает нам 
их судьбу в подростковом периоде. Он вовлекает нас в самое сердце 
возникновения и развертывания терапевтических процессов. Рене 
Дяткин писал в 1972 году: «Для того чтобы терапевтический процесс мог считаться психоаналитическим, необходимо, чтобы произошло определенное количество экономических и динамических 
изменений, отражающих новую трансформацию энергии влечений 
на уровне Эго, уменьшающую негативные эффекты навязчивого 
повторения… подобные изменения могут происходить спонтанно 
или под влиянием психотерапевтических действий» и, он добавляет: 
«определенную степень осознания бессознательной психической 
активности», что вводит «игру контраста между инсайтом и развивающимися сопротивлениями».
Перенос и интерпретация являются незаменимыми инструментами психоаналитического процесса, которые я склонен называть 
«коаналитическими процессами», не забывая и о контрпереносе 
аналитика. Эти различные моменты были рассмотрены Мишелем 
Венсаном в свете специфики работы с подростками. Его размышления о Третьем лице приводят к вопросу о важности аспекта экономики подросткового периода, связанного с латеральным переносом 
и латерализацией переноса.

В третьей части книги Мишель Венсан на основе своей длительной 
практики высказывает ряд теоретических предположений с намерением попытаться выявить психические связи и формализовать 
свою клиническую работу. Речь идет о теоретизации без систематизации, а также об исходных положениях, которые автор постоянно подвергает проверке, чтобы подтвердить их верность и одновременно найти новое.
Говорится о том, что подростковый период надо пережить, что он 
универсален во все времена, так как он для автора является, пре
Предисловие

жде всего, интрапсихическим процессом, и что он рано или поздно 
заканчивается.
Как при невозможности угасания эдипова комплекса постичь 
трансформации либидинальной экономики и соотношение между 
нарциссическими и объектными инвестициями в подростковый 
период?
Автор выдвигает предположение о трех соединенных друг с другом позициях:

 • хаос пубертата;
 • центральная нарциссическая депрессивная позиция (термин, 
который автор предпочитает «кризису подросткового периода»);
 • повторное открытие объекта, которое соответствует для него 
концу подросткового периода.

Признается, что эффект последействия наиболее полно развивается 
при лечении взрослых пациентов.
Трансформации процессов идентификации представлены в свете этих позиций как три грани Супер-Эго, которые отражают патологию подростков и сложности, с которыми встречаются их родители.
Мое краткое резюме заслуживает продолжения, которое можно 
получить при дальнейшем чтении этой книги.
Я хотел бы лишь заострить внимание на двух аспектах: на взаимной отсылке данных позиций друг к другу и на динамической 
важности игры мазохизма и постоянного напряжения между эгоидеалом – идеальным Эго и Супер-Эго (следуя по оси, нарциссизм 
и / или эдипов комплекс).
Второй аспект, придающий целостность всей книге, – это то, 
что Мишель Венсан называет «возвращением к Фрейду». Он постоянно, но не исключительно опирается на третий очерк из «Трех 
очерков по теории сексуальности» Фрейда (1905): «Преобразования 
при половом созревании» (с последующими дополнениями Фрейда в 1915, 1920 и 1924 годов), а также на работы «Введение в нарциссизм» (1914), «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), 
«Я и Оно» (1923), «Угасание эдипова комплекса» (1924), «Экономическая проблема мазохизма» (1924), «Отрицание» (1925). Этот шаг сам 
по себе уникален и показателен в книге, посвященной подростковому возрасту.

Реми Пуйело

Доступ онлайн
300 ₽
В корзину