Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Внедрение и практическое применение современных финансовых технологий: законодательное регулирование

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 689659.01.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии проанализированы правовые концепции определения юридического статуса современных финансовых технологий, исследован зарубежный опыт правового регулирования создания и использования новейших финансовых технологий, разработан комплекс мер их правового регулирования в Российской Федерации, рассмотрены проблемы правового регулирования криптовалюты и ее практического внедрения. Результаты исследования могут быть применены уполномоченными органами государственной власти при формировании нормативной правовой базы, регламентирующей создание и использование финансовых технологий, а также использованы при разработке учебных курсов по дисциплинам «Банковское право», «Финансовое право», «Гражданское право» по направлению подготовки «Юриспруденция».
6
18
67
Внедрение и практическое применение современных финансовых технологий: законодательное регулирование : монография / Г.Ф. Ручкина, М.Ю. Березин, М.В. Демченко [и др.]. — Москва : ИНФРА-М, 2019. — 161 с. — (Научная мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/monography_5b59de9a8c7da8.15109074. - ISBN 978-5-16-014380-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/978602 (дата обращения: 30.11.2023). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ВНЕДРЕНИЕ
И ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
СОВРЕМЕННЫХ ФИНАНСОВЫХ 
ТЕХНОЛОГИЙ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Москва
ИНФРА-М
2019

МОНОГРАФИЯ

УДК 347.73(075.4)
ББК 67.402
 
В60

В60
 
 
Внедрение и практическое применение современных финансовых технологий: законодательное регулирование : монография / Г.Ф. Ручкина, 
М.Ю. Березин, М.В. Демченко [и др.]. — М. : ИНФРА-М, 2019. — 
161 с. — (Научная мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/monography_5b5
9de9a8c7da8.15109074.

ISBN 978-5-16-014380-4 (print)
ISBN 978-5-16-106884-7 (online)
В монографии проанализированы правовые концепции определения 
юридического статуса современных финансовых технологий, исследован 
зарубежный опыт правового регулирования создания и использования новейших финансовых технологий, разработан комплекс мер их правового 
регулирования в Российской Федерации, рассмотрены проблемы правового регулирования криптовалюты и ее практического внедрения.
Результаты исследования могут быть применены уполномоченными 
органами государственной власти при формировании нормативной правовой базы, регламентирующей создание и использование финансовых 
технологий, а также использованы при разработке учебных курсов по дисциплинам «Банковское право», «Финансовое право», «Гражданское право» 
по направлению подготовки «Юриспруденция». 

УДК 347.73(075.4)
ББК 67.402

Р е ц е н з е н т ы:
Морозов Сергей Юрьевич, доктор юридических наук, профессор, 
заведующий кафедрой гражданского права и процесса Ульяновского 
государственного университета, заслуженный юрист Ульяновской области;
Попков Сергей Юрьевич, доктор экономических наук, доцент, заместитель генерального директора Всероссийского научно-исследовательского института охраны и экономики труда Министерства труда и социальной защиты РФ

Р е д а к ц и о н н а я  к о л л е г и я:
Ручкина Г.Ф., доктор юридических наук, профессор, руководитель 
Департамента правового регулирования экономической деятельности 
Финансового университета при Правительстве РФ;
Демченко М.В., кандидат юридических наук, доцент, заместитель 
руководителя по научной работе Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета 
при Правительстве РФ

Данная монография выполнена в рамках исследований научной школы 
Финансового университета при Правительстве Российской Федерации 
«Государственное регулирование предпринимательской деятельности»

ISBN 978-5-16-014380-4 (print)
ISBN 978-5-16-106884-7 (online)
© Коллектив авторов, 2019

Коллектив авторов

Ручкина Г.Ф., доктор юридических наук, профессор, руководитель Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Березин М.Ю., доктор экономических наук, профессор Департамента правового регулирования экономической деятельности 
Финансового университета при Правительстве РФ;
Демченко М.В., кандидат юридических наук, доцент, заместитель руководителя по научной работе Департамента правового 
регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Остроушко А.В., кандидат юридических наук, доцент, доцент 
Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Симаева Е.П., кандидат юридических наук, доцент, доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности 
Финансового университета при Правительстве РФ;
Шайдуллина В.К., кандидат юридических наук, старший преподаватель Департамента правового регулирования экономической 
деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Демченко Т.С., кандидат социологических наук, доцент, доцент 
кафедры управления персоналом и кадровой политики Российского государственного социального университета;
Венгеровский Е.Л., преподаватель Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Ефимова Н.А., старший преподаватель Департамента правового 
регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ;
Григорьева А.А., студент юридического факультета Финансового 
университета при Правительстве РФ;
Ломаник Д.О., специалист отдела расследования мошенничества и содействия в спорных ситуациях ООО «Эрнст энд Янг» 
(«Ernst&Young»);
Островский И.Д., магистрант юридического факультета Финансового университета при Правительстве РФ;
Прямов И.Д., младший юрист АО «ПрайсвотерхаусКуперс 
Лигал» («PricewaterhouseCoopers Legal»), Banking&Finance Group;
Чакыр Д.Х., ассистент юриста «Optima logistics»;
Яковлева В.В., студент Института сокращенных программ Финансового университета при Правительстве РФ.

Введение

Возникновение в последнее десятилетие новых финансовых 
технологий (далее — финтех, fintech), прежде всего основанных 
на блокчейн-технологии1, рост криптовалютного рынка, проведение компанией ICO2 с целью привлечения инвестиций для реализации собственных проектов требуют правового обеспечения их 
регулирования и внедрения в финансово-правовую и гражданскоправовую систему. В настоящее время можно выделить четыре направления финтех, которые фактически не имеют специального 
регулирования во многих странах.
1. Альтернативное финансирование (например, одноранговое 
кредитование, которое позволяет потребителям и компаниям получать кредиты без использования банка).
2. Анализ данных, который может быть применен к финансовым данным человека, чтобы предоставлять недорогие автоматизированные финансовые консультации.
3. Новые способы оплаты (например, приложения, которые позволяют совершать транзакции с помощью смартфона).
4. Распределенный реестр (например, blockchain), который создает новые способы сохранения и выполнения транзакций.
По мере развития экосистемы финтех быстро развиваются банковские и финансовые режимы регулирования. Финансовые регуляторы в настоящее время оценивают существующие правила 
и рассматривают вопрос о принятии новых правил для лучшего решения как возможностей, так и проблем, связанных с новыми технологиями. В частности, финансовые регуляторы в Соединенных 
Штатах, Европе и Соединенном Королевстве недавно ввели или 
находятся в процессе принятия ряда законов и правил, специально 
предназначенных для инноваций fintech.
В этой связи актуальным является мониторинг современных финансовых технологий с целью разработки оптимальной правовой 
модели регулирования финтех-отрасли. Такая модель должна мягко 
интегрировать в финансовую систему Российской Федерации наиболее перспективные финансовые технологии и при этом оградить 
финансовый рынок от экономико-правовых угроз, существующих 
в данный момент в связи с анонимностью, отмыванием денежных 

1 
Блокчейн — технологии распределенного реестра.
2 
ICO, Initial coin offering, (с англ. — «первичное предложение монет, первичное размещение монет») — форма привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют, 
полученных разовой или ускоренной эмиссией.

средств, полученных преступным путем с помощью криптовалюты, 
возникновением финансовых пирамид, мошенничеством и пр.
Целью настоящего исследования является разработка модели 
правового регулирования создания и практического применения 
современных финансовых технологий на основе анализа зарубежного опыта их внедрения и практического применения. Для достижения данной цели в рамках исследования:
1) проанализированы правовые концепции в сфере определения 
юридического статуса современных финансовых технологий;
2) исследован зарубежный опыт правового регулирования создания и использования новейших финансовых технологий и проведена оценка возможности его применения в российской практике;
3) выработан комплекс мер по формированию основных направлений правового регулирования создания и использования 
новейших финансовых технологий в Российской Федерации;
4) исследованы проблемы правового регулирования криптовалюты и привлечения инвестиций в криптовалюте и выработаны 
практические рекомендации по устранению выявленных проблем.
Данное исследование является альтернативным взглядом 
на правовое регулирование новейших финансовых технологий 
в Российской Федерации, содержит в себе конкретные предложения по совершенствованию традиционных правовых институтов 
с целью эффективной регламентации отношений, возникающих 
в финтех-отрасли, которые могут быть применимы уполномоченными органами государственной власти при формировании нормативной правовой базы, регламентирующей создание и использование финансовых технологий.

ЧАСТЬ I
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СОЗДАНИЯ 
И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ 
ФИНАНСОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Глава 1
ПРАВОВЫЕ КОНЦЕПЦИИ В СФЕРЕ 
ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО СТАТУСА 
СОВРЕМЕННЫХ ФИНАНСОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

1.1. ПОНЯТИЕ ФИНАНСОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ 
И НАЦИОНАЛЬНОМ ПРАВЕ

В настоящее время отсутствует единое легальное определение 
термина «финансовые технологии» как в национальном, так 
и в международном праве. Между тем с целью определения объекта 
и субъекта оптимальной модели регулирования, разрабатываемой 
в рамках настоящего исследования, необходимо определить, что 
включает в себя данное понятие.
Большинство ученых определяют «финансовые технологии» 
как отрасль, которая состоит из компаний, оказывающих финансовые услуги на основе современных инновационных технологий 
(например, продукты на основе сети Интернет и телефонных 
приложений). Например, профессор Патрик Шуфель из школы 
управления Фрибур вывел следующее определение: «Финтех является новой финансовой отраслью, которая применяет технологии 
для улучшения финансовой деятельности». Ирэн Олдридж и Стив 
Кравцив отмечают несколько областей распространения финтеха, 
например автоматизацию страхования, торговли и управления рисками1.

1 
Schueffel P. Taming the Beast: A Scientific Definition of Fintech (англ.) // 
Journal of Innovation Management. — 2017–03–09. — Vol. 4, iss. 4. — P. 32–54.

Некоторые ученые указывают, что финтех — это совокупность 
процедур, в связи с чем к финтех-отрасли они относят новые приложения, процессы, продукты или бизнес-модели в сфере финансовых услуг, состоящих из одной или нескольких дополнительных 
финансовых услуг, предоставляемых целиком или по большей 
части через Интернет. Услуги могут предоставляться одновременно различными независимыми поставщиками услуг, как правило, включая по меньшей мере один лицензированный банк или 
страховую компанию. Взаимодействие обеспечивается через интерфейсы API и часто регулируется специальными законами и актами, такими как Европейская директива платежных услуг (англ. 
European Payment Services Directive).
Если говорить об определении термина «финтех» в международно-правовых отношениях, то в настоящее время такая дефиниция отсутствует. Имеются лишь упоминания о нем в различного 
рода отчетах международных организаций.
Так, в отчете Международной организации комиссий по ценным 
бумагам от февраля 2017 года термин «финансовые технологии» 
используется для описания различных инновационных бизнесмоделей и новых технологий, которые могут трансформировать 
отрасль финансовых услуг. Этот отчет является результатом широкого сотрудничества между различными комитетами IOSCO.
Генеральный секретарь Международной ассоциации страхового 
надзора, член организации Совета по финансовой стабильности 
предлагает определять термин «финтех» следующим образом: «Тех-
нологически обеспеченные финансовые инновации». Он также указывает, что финансовые технологии приводят к появлению новых 
бизнес-моделей, приложений, процессов и продуктов. Это может 
оказать существенное влияние на финансовые рынки, учреждения 
и предоставление финансовых услуг.
Базельский комитет по банковскому надзору в консультативном 
документе определяет финансовые технологии как «порожденные 
технологиями финансовые инновации, которые могут привести 
к созданию новых бизнес-моделей, приложений, процессов или 
продуктов, которые впоследствии скажутся на финансовых рынках, 
институтах или производстве финуслуг». В качестве примеров 
финтех-институций в исследовании приводятся краудфандинговые 
сервисы, площадки по взаимному кредитованию, онлайн-банкинг, 
цифровые валюты, мобильные кошельки, форекс, цифровые платформы по обмену данными, высокочастотная торговля, электронная торговля, робоэдвайзеры и пр.1

1 
URL: https://www.rbc.ru/finances/04/09/2017/59ad67f39a79477e3de93754 
(дата обращения 23.01.2018).

Если говорить о национальном регулировании, то в Германии, например, невозможно определить термин «финтех» на основе его использования в нормативных правовых актах. Финтех-компании формируются с помощью различных видов юридических бизнес-моделей 
в силу разнообразия продуктов и услуг, которые они предлагают. Например, организации, специализирующиеся на коллективных инвестициях (crowdinvesting) и предлагающие займы для обеспечения корпоративного финансирования, подпадают под сферу действия German 
Investment Tax Act1. В связи с этим законодателю не целесообразно 
объединять различные современные финансовые услуги под одним 
термином «финтех». Тем не менее анализ финтех-рынка Германии 
позволяет выделить следующие виды финтех-компаний.
Core FinTechs — компании, фокусирующие внимание непосредственно на предоставление финансовых услуг/продуктов (кредиты, 
счета, экономия и инвестиции) для конечных пользователей. Такие 
компании не только разрабатывают технологические решения, 
но и предоставляют финансовые услуги или продукты.
Enabling FinTechs — это компании, бизнес-модели которых направлены непосредственно на предоставление финансовых услуг. Enabling 
FinTechs являются более технологичными и, как правило, не имеют 
собственного портфеля финансовых продуктов. Enabling FinTech 
только тогда считается FinTech компанией, когда основное внимание 
уделяется деятельности, связанной с финансовыми сервисами.
Если говорить о других странах, то, например, Стратегия Правительства Ирландии IFS 2020 для финансового сектора, которая 
направлена на развитие данного сектора в ближайшие годы, отмечает, что «успешная стадия запуска технологий в сочетании с созданными исследовательскими центрами создает то, что является 
международно признанной экосистемой для исследований, разработок и исследований Fintech-инновации. В результате Ирландия 
имеет уникальные возможности для того, чтобы стать ведущим 
глобальным центром инвестиций в финтех, где мировые транснациональные корпорации могут разрабатывать и внедрять свои 
инновационные стратегии, а ирландские стартапы продолжают 
расширяться и преуспевать на глобальных рынках». В Ирландии, 
по данным Fintech&Payments Association of Ireland (FPAI), финтех 
в самом широком смысле включает в себя все технологии и инновации в финансовом секторе, включая платежи, торговлю и обмен 
валюты, бизнес-аналитику2.

1 
The new German Investment Tax Act. URL: https://home.kpmg.com/lu/en/
home/insights/2016/08/fund-taxation-e-alert-2016–07.html
2 
Ireland is well placed to ride the fintech wave. URL: https://www.irishtimes.com/
special-reports/innovation-in-fintech/ireland-is-well-placed-to-ride-the-fintechwave-1.3140832

Законодательство Канады дает следующее определение финансовых технологий – это «новые продукты и услуги финансовой отрасли, такие как краудфандинг, одноранговые кредитные 
платформы, онлайн-кредиторы, управление активами на основе 
алгоритмов и консультационные услуги (robo-advisors), онлайнуслуги по переводу денег, электронные кошельки, цифровые валюты и распределенная бухгалтерская технология, основанные 
на мощных вычислительных ресурсах, технологиях облачных вычислений, мобильных устройствах, искусственном интеллекте, машинном обучении и пр.».
В качестве еще одного примера можно привести указание 
на финтех в законодательстве Гонконга. В частности, установлено, 
что «финтех сосредоточен на очень специфических клиентах 
и предложениях (которыми не могут заниматься действующие 
финансовые компании) и предлагает эффективный и привлекательный пользовательский интерфейс, который часто изменяет 
традиционные бизнес-модели».
В Российской Федерации на законодательном уровне понятие 
«финансовые технологии» также отсутствует. При этом российский 
финтех — это быстроразвивающийся сегмент сектора финансовых 
услуг, где технологически ориентированные стартапы и иные новые 
участники рынка нарушают работу индустрии финансовых услуг. 
Новые финтех-компании и их активность на российском рынке 
реконструируют конкурентный ландшафт, размывая определение 
игрока в секторе финансовых услуг.
Таким образом, считаем, что в настоящее время выработанное 
Базельским комитетом по банковскому надзору определение финансовых технологий является наиболее точным, в связи с этим 
дальнейшее исследование основано на данной дефиниции.

1.2. ЮРИДИЧЕСКИЙ СТАТУС БЛОКЧЕЙН-ТЕХНОЛОГИЙ, 
ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В ФИНАНСОВОМ И БАНКОВСКОМ СЕКТОРЕ

Современный рост финансовых технологий является объектом 
внимания многих игроков финансового сектора. Многие из них 
изучают применение блокчейна по нескольким бизнес-направлениям. В последние годы глобальные инвестиции в финансовые 
технологии превысили общую сумму 24 млрд долл.1 Ожидается, 
что такое революционное развитие финтеха окажет существенное 
влияние на финансовые рынки путем внедрения в банковские, 
платежные услуги, страхование, управление активами, а также 
фондовые биржи. Многие исследователи и практики рассматри
1 
Cuccuro P. (2017) Beyond Bitcoin: an Early Overview on Smart Contracts. 
International Journal of Law and Information Technology, Vol. 9, p. 1–17.

вают технологию блокчейн как технологию, которая будет способствовать развитию финтех-отрасли.
Первоначально блокчейн был разработан для Bitcoin, но не следует эту технологию ассоциировать только с криптовалютой: данная 
технология имеет большой потенциал, чтобы быть реализованной 
в нескольких финансовых областях, включая платежные системы 
и рыночные инфраструктуры1. Блокчейн формируется как непрерывно растущая цепочка блоков с записями обо всех транзакциях. 
Копии базы или ее части одновременно хранятся на множестве 
компьютеров и синхронизируются согласно формальным правилам 
построения цепочки блоков. Во-первых, эта технология децентрализована — в ней нет администраторов, у всех пользователей одинаковые возможности и статус. Во-вторых, блокчейн позволяет сохранять анонимность. В то же время эта технология обеспечивает 
прозрачность операций, так как доступ к их истории открыт для 
всех участников системы. Над вариантами использования глобального распределенного криптографически защищенного открытого реестра данных в различных секторах экономики работают 
не только стартапы, но и крупные финансовые и технологические 
компании.
Технология имеет большое количество преимуществ, связанных 
с реализацией технологии блокчейн: наивысшее качество данных, 
надежность и отсутствие ключевых точек, которые могут быть подвержены атакам. Таким образом, использование блокчейн при транзакциях ожидаемо сделает эту операцию более дешевой, быстрой, 
надежной и прозрачной, так как такая операция обрабатывается 
на целочисленной одноранговой системе передачи данных. Явные 
технические преимущества открытой системы могут быть использованы, чтобы гарантировать безопасную и упорядоченную виртуальную среду для финансовой инфраструктуры.
В Российской Федерации к технологии проявляют интерес такие 
компании, как ВТБ и Сбербанк. Сотовый оператор «МегаФон» 
разместил облигации на 500 миллионов рублей, расчеты по которым будут осуществляться по технологии блокчейн. В первом 
полугодии 2018 года запланирован эксперимент по использованию 
технологии блокчейн в целях мониторинга достоверности сведений 
Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) на территории Москвы. О разработках и планах использования технологии 
блокчейн заявили платежные системы VISA, Mastercard, Unionpay 
и SWIFT.

1 
ESMA. (2017) The Distributed Ledger Technology Applied to Securities Markets. 
Report, February. URL: https://www.esma.europa.eu/sites/default/files/library/
dlt_report_-_esma50–112.142.3017–285.pdf

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти