Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Майк Тайсон

Документальная повесть Общее
Покупка
Артикул: 418547.02.99
Доступ онлайн
275 ₽
В корзину
В документальной повести о выдающемся боксере-тяжеловесе Майке Тайсоне рассказывается о его трудном детстве, о жизни на ринге и вне его. В его жизни было все: великие победы и разочаровывающие поражения, противоправные действия и, как итог, два тюремных заключения. Было и самое страшное: гибель маленькой дочери. Страшный на ринге, Майк был таким же в обыденной жизни: агрессивным задирой, хулиганом, не знающим меры ни в чем. Уйдя с ринга, закончив карьеру боксера, он долго искал себя и нашел новый образ – он стал актером. Сначала играл самого себя, затем ему стали поручать роли и других персонажей. Какой он сегодня? Что с ним происходит? Ответы на эти вопросы впереди.
Штейнбах, В. Майк Тайсон: Документальная повесть Общее / Штейнбах В. - Москва :Человек, 2012. - 224 с.ISBN 978-5-904885-63-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/914096 (дата обращения: 03.12.2023). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Штейнбах В.Л.
Майк Тайсон. Документальная повесть. – М.: Человек, 2012. – 224 с.

ISBN 978-5-904885-63-2

В документальной повести о выдающемся боксере-тяжеловесе Майке Тайсоне рассказывается о его трудном 
детстве, о жизни на ринге и вне его. В его жизни было все: 
великие победы и разочаровывающие поражения, противоправные действия и, как итог, два тюремных заключения. Было и самое страшное: гибель маленькой дочери. 
Страшный на ринге, Майк был таким же в обыденной 
жизни: агрессивным задирой, хулиганом, не знающим 
меры ни в чем. Уйдя с ринга, закончив карьеру боксера, 
он долго искал себя и нашел новый образ – он стал актером. Сначала играл самого себя, затем ему стали поручать 
роли и других персонажей.
Какой он сегодня? Что с ним происходит? Ответы на 
эти вопросы впереди.
ББК 75.713

Ш 88

ББК 75.713
 
Ш 88

ISBN 978-5-904885-63-2

Оформление
Александр Литвиненко

© Штейнбах В.Л., текст, 2012
© Издательство «Человек»,
 
издание, 2012

ПРОЛОГ

В конце 1989 года американская телекомпания Эн-БиСи собрала в своей нью-йоркской студии четырех крупнейших чемпионов про фессионального бокса. Что ни 
имя – легенда: Мохаммед Али, Джо Фрэзер, Кен Нортон, 
Ларри Холмс.
Шел неспешный разговор о жизни, о боксе. На экране мелькали кадры поединков с их участием, они как бы 
переносили героев в их время, в ту эпоху, когда каждый 
из них делал все, чтобы столкнуть другого с вершины и 
занять его место. Бои были зачастую довольно жесткими. 
Но такой уж это вид спорта. Жесткий. Волевой. Не терпящий компромиссов.
– Да, ребята, – тихо говорит обычно шумный Мохаммед Али, – мы были не только величайшими боксерами, но и величайшими ак терами. По законам жанра мы 
должны были убедить публику, что ненавидим друг друга, 
и она верила нам. А на самом деле мы всегда были друзьями, мы всегда любили друг друга.
– Это ты сейчас так говоришь, – улыбается Джо Фрэзер. – А на ринге с тобой постоянно надо было держать 
ухо востро.
– Я тут как-то предложил Джо: а неплохо бы всем нам 
еще разок помериться силами друг с другом, – подхватывает шутку Ларри Холмс. – И знаете, что он мне ответил? 
Я готов провести с тобой бой, но только тогда с остальными тебе уже встречаться не придется!
Пошутили. Посмеялись. Погрустили о старых добрых 
временах. И естественно, разговор зашел о нынешнем 

состоянии бокса. Ну, и конечно, ведущий попросил эксчемпионов высказать свое мнение о тогдашнем чемпионе 
мира Майке Тайсоне.
– Майк здорово делает свою работу, – сказал Фрэзер. – Почти каждого соперника он нокаутирует. Но пока 
он все-таки еще позади нас.
– В настоящее время он лучший, – поддержал Кен 
Нортон. – Хотя, кто знает, может, все дело в том, что у 
него просто нет на дан ный момент достойного противника.
– Да, он силен, – вступил в разговор Ларри Холмс. – Но 
он какой-то сумасшедший – он каждого хочет убить. Хотя 
на самом деле его удары не так сильны, как кажется.
– Что, разве он недостаточно надавал тогда тебе по 
шее? – под девает Холмса Фрэзер, намекая на январь 
1987 года, когда Тайсон в четвертом раунде нокаутировал 
тридцативосьмилетнего Ларри.
– Подумаешь, – парировал Холмс. – Вот когда тебя 
бил Эрни Шейверс, то было ощущение, что на тебя наехал трактор. А удары Тайсона напоминают всего-навсего 
столкновение с автомо билем.
Все рассмеялись. И стало понятно, что за этими коротенькими, недостаточно меткими характеристиками 
все-таки кроется немалая доля уважения к тому человеку, 
который наследовал их трон.

ПРОЛОГ-2

Сорок пять лет назад, 30 июня 1966 года в госпитале 
Кьюмберленд, расположенном в Форт Грине в Бруклине – одном из районов Нью-Йорка, – родился здоровый 
чернокожий мальчишка, у которо го позже появились все 
социальные и физические предпосылки стать мелким 
уличным преступником. Однако благодаря судьбе он стал 
прославленным боксером, абсолютным чемпионом мира, 

чей титул признали все три международные федерации, 
контролирую щие профессиональный бокс. Он вошел 
в историю как самый моло дой обладатель абсолютного 
чемпионского звания. Говорят, ему не достает обаяния 
Мохаммеда Али, но тем не менее он сумел завоевать неслыханную популярность.
В конце июня 1966 года газеты всего мира, как всегда, писали об обычных каждодневных новостях, заботах 
и делах, ну и, кроме того, о некоторых событиях, которые, как казалось, должны иметь все ленское значение и 
последствия.
В этом месяце, писала «Нью-Йорк Таймс», президент 
США Линдон Джонсон направил главам более ста государств, в том числе и СССР, фотографии, которые отснял 
космический корабль «Шервиор» на Луне.
В последний четверг июня французская «Фигаро» сообщала о визите президента Франции Шарля де Голля в 
Москву, где он встретился с Брежневым, Косыгиным и 
другими советскими руко водителями. Они договорились 
об установке так называемого «бе лого телекса» на линии 
Москва – Париж, что-то вроде прямой связи с помощью 
красного телефона на линии Москва – Вашинг тон.
На первой полосе вечерней белградской газеты «Вечерняк» на самом видном месте помещено сообщение 
югославского телеграф ного агентства ТАНЮГ из Москвы 
под заголовком «Решительный протест»:
«Первые неофициальные отзывы в Москве в связи с американской бомбардировкой Ханоя и Хайфона 
носят весьма резкий харак тер. Эта акция оценивается 
как очередной шаг США на пути эска лации войны во 
Вьетнаме».
Из спортивных событий в центре внимания оказалась 
подго товка футболистов к предстоящему финалу чемпионата мира в Великобритании. В самой Англии, точнее, в Лондоне, в тот чет верг, 30 июня, традиционный 
Уимблдонский турнир теннисистов близился к концу. В 

финал в индивидуальном первенстве вышли двадцативосьмилетний испанец Эмануэль Сантана и двадцатитрехлетний Деннис Ральстон...
Среди спортивных новостей во многих газетах в 
тот день была опубликована информация из Хьюстона 
(США): «Американский боксер тяжелого веса Эрни Террел, которого WBA признает чемпи оном мира, одержал 
победу по очкам в пятнадцатираундовом бою над претендентом на титул Дагом Джонсом». По версии WBC чемпионом мира был Кассиус Клей, победивший в предыдущем месяце в шестом раунде английского ветерана Генри 
Купера техническим нокаутом...

НЕ САМОЕ СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО

В этот самый день у 36-летней Лорны Смит родился 
мальчик. Его вес был 3 кг 600 г.
– Похоже, это будет майк (на американском сленге – 
«крутой парень»), – воскликнул отчим новорожденного 
Джимми Киркпатрик, взглянув на ребенка. Настоящий 
отец Майка бросил семью, когда тот еще не родился.
Этот возглас и дал основу имени – Майкл Герард Тайсон. Фа милия Тайсон появилась после женитьбы Лорны 
Смит и Песела Тайсона. Лорна сохранила эту фамилию 
до самой смерти. Вскоре после рождения Майка она стала 
жить с Эдвардом Джилисоном, но все ее трое детей – старший сын Родни, дочь Дениз и младший Майк – носили 
фамилию Тайсон. 
В то время семья Тайсонов жила в государственной 
квартире на углу Юнион-стрит и Тарси-авеню в самом 
центре Бруклина. Лорна Тайсон и трое ее детей выжили 
только благодаря общественным по жертвованиям. Лорна – одна из черных мадонн Бруклина из поко ления добрых крупных женщин, что вместе с семьями переехали с 
Юга. Юная Лорна не особенно отличалась от прочей чер
нокожей бедноты своего квартала. Она проводила время 
однооб разно, подобно тысячам негритянских девочек из 
Бруклина, пока в один прекрасный день по неосторожности не забеременела. Потом появился муж, затем второй, 
третий...
Рождение третьего ребенка вынудило Лорну искать 
более удоб ные квартиры для проживания. Целых семь лет 
она с детьми вела кочевой образ жизни. Она сменила несколько квартир в районе – все ее что-то не устраивало, 
затем направилась на север к Форт Грину, потом оказалась 
в Вильямсбурге, затем дважды возвраща лась в Восточный 
Нью-Йорк. Наконец осела в Браунсвилле. Там она подыскала шестикомнатную квартиру на Эмбой-стрит.
Лорна, как и многие подобные ей, верила в Бога и в 
поисках справедливости частенько смотрела на небо. Ее 
дети никогда не ви дели, как вызревает кукуруза, как растет ягненок, они не понимали, что мать высматривает в 
небе. Вокруг них были лишь опустевшие автомобильные 
стоянки, заброшенные дома – черепа с пустыми ок намиглазницами. Перед этой последней квартирой они жили в 
доме без воды и парового отопления. Они ложились спать 
в одежде и подолгу лежали без сна с открытыми глазами. 
Добрые соседи, ве рящие в силу городских социальных 
служб, регулярно поджигали дом в тщетной надежде избавиться от его сомнительных обитате лей.
Вряд ли можно назвать Браунсвилл подходящим местом для воспитания ребенка. Эта часть Бруклина, граничащая с Куинсом, была известна как классические городские трущобы. Район был на зван по имени Чарльза С. 
Брауна, который в 1895 году разделил фермерские земли 
на мелкие участки для строительства жилых домов. Позже группа бизнесменов построила здесь дешевые дома и 
вдохновила переехать в Браунсвилл еврейских иммигрантов, кото рых выживали из нижней восточной части из-за 
того, что там стро ились мост Вильямсбург и подземка на 
улице Фултон. Вместе с ев рейскими сюда переселялись и 

бедные многодетные итальянские семьи, большие, похожие на цыганский табор.
К концу XIX века Браунсвилл стал районом, населенным 15-ю тысячами рабочих кондитерских фабрик и 
магазинов с их огром ными семьями. Это были трущобы 
без тротуаров и канализации, с грязными немощеными 
улицами. Во всем районе был лишь один общественный 
душ.
Между двумя мировыми войнами условия, казалось, 
начали улучшаться. Питкин-авеню стала центральной 
торговой артерией. На Белмонт-авеню появились рыночные тележки. Около железно дорожных путей торговцы 
предлагали товары. Покупателями были в основном испанцы и чернокожие, которые очень быстро заселяли 
округу, так как квартиры там были гораздо дешевле, чем 
в других, более ухоженных кварталах. Белые так же стремительно оттуда съезжали.
Преступления, нищета и отчаяние процветали в Браунсвилле уже пятьдесят лет, и к тому времени, когда Тайсон начал бегать по тамошним улицам, дела в этом отношении нисколько не улучши лись. Оглядываясь на свою 
жизнь в Браунсвилле и Бедфорде, в двух бруклинских 
трущобах, чемпион мог лишь вспомнить «ужасные жилищные условия, нищету и постоянное напряжение».
Его более поздние воспоминания относятся к тому 
времени, когда Майк попал в больницу.
– Я точно не помню, почему я там оказался... Может 
быть, бронхитом болел или еще чем-то, мне же было 
всего года три-четыре. Но я помню мою крестную, которая однажды принесла мне игрушечное ружье и куклу. 
Ружье я случайно тут же сломал. Это меня жутко расстроило, и я разревелся. Я плакал долго и в конце концов так раз нервничался, что схватил куклу, швырнул на 
пол, а потом оторвал ей голову. Это было очень давно, 
но я помню эту сцену, будто она произошла вчера. Когда я свернул кукле голову, то почувствовал не описуемый 

ужас и одновременно испытал чувство исполненного 
долга.
Ну что ж! Чувство долга у каждого разное. Майку кажется, что именно такое чувство он испытал тогда. Спорить с ним не имеет смысла. Он все равно останется при 
своем мнении. Но, быть может, в этом эпизоде проглядывают истоки той жестокости, которой он позже прославился на ринге?
Маленький Майк мало кому был нужен. Единственной опорой во всем была для него сестра Дениз, рослая, 
крепкая Дениз, на два года старше своего брата. После 
окончания школы она год посещала колледж и два года 
учи лась в высшей школе бизнеса. Потом вышла замуж за 
Роджера Андерсона, родила двоих детей: сына Роджера и 
дочь Эрику, и стала весить более ста килограммов.
Однажды, Майку тогда было пять лет, он с Дениз сидели дома и от нечего делать глазели в окно. Вдруг на улице 
раздался выстрел, и дети увидели мужчину с револьвером 
в руке. Тот, должно быть, услышал веселые возгласы, 
доносившиеся сверху, поднял го лову и заметил две смеющиеся физиономии. Мужчина погрозил ре бятам пальцем, сел в автомобиль, припаркованный неподалеку, и 
укатил.
Через несколько минут раздался вой сирены и перед 
домом притормозили несколько полицейских машин и 
«скорая помощь». Оказалось, в бакалейной лавке, находившейся на первом этаже дома, где жили Тайсоны, произошло убийство. Дело достаточно обычное для черного 
района Бедфорда, в сравнении с которым Гар лем в те 
годы мог показаться чуть ли не пансионом благородных 
девиц.
Вернувшись домой, мать узнала, что Дениз и Майк видели, как преступник покидал место преступления.
– Убийца видел вас? – спросила она, хотя и так все 
было понят но по их глазам. – Черт возьми! – сказала 
Лорна, опустив голову. – Он может вернуться, чтобы 

убить вас. Ему же не нужны свидетели, которые могут его 
опознать.
Майк заплакал.
– Теперь, – сказал он сестре, – мы должны спать под 
кроватью. Там будет надежнее.
Целых три месяца Майк и Дениз не выхо дили из дома. 
Им было страшно, но ровно настолько, чтобы найти в 
этом какой-то интерес. Майк под кроватью стал разбирать деревянный пол и вскоре проделал лазейку в бакалейную лавку, которая после убийства хозяина пустовала. 
С тех пор Майк каждый день лазил в лавку, брал печенье, 
конфеты, возвращался, и они с Дениз устраи вали под 
кроватью пир.
Это была первая криминальная история в жизни Майка Тайсона.

НЕ ТРОГАЙ МОИХ ГОЛУБЕЙ!

Позже те, кто видел Тайсона на ринге, утверждали, 
что он при рожденный боец. Они ошибались. В детст ве 
первой его реакцией было инстинктивное желание бежать. Он был ниже своих сверстников. Когда он нервничает, у него начинает косить глаз! У него круглое 
лицо, которое так любят гладить ладонями старые женщины. Он шепелявит и в детстве говорил очень тихо, 
как маленькая застенчивая девочка. Другие дети сразу 
же при виде его понимали – это жертва. Его ко лотили 
все, даже девчонки. Это доставляло им удовольствие, 
они за бирали его деньги (те гроши, которые мать иногда давала на моро женое или жвачку), игрушки, даже 
одежду. Они били его и смеялись, и снова били, и он в 
слезах убегал.
Дома не всегда было лучше. Старший брат Родни лупил его всякий раз, когда не было матери. Майк прятался 
за холодильник, иногда он там и ел. Родни был слишком 

Доступ онлайн
275 ₽
В корзину